Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

ПОСОЛОНЬ

Веселая дорога домой на пригородных поездах от Перми до Екатеринбурга через Лысьву и Кузино

Оригинал взят у donni_nina в Веселая дорога домой на пригородных поездах от Перми до Екатеринбурга через Лысьву и Кузино


Съездив в Кизел и Калийную, я специально осталась на день в Перми, чтобы вернуться домой на красивом голубом рельсовом автобусе РА2, и на ночном пригородном поезде "Лысьва-Кузино", а от Кузино домой на электричке.

Рельсовый автобус РА2 отходил в 17:25, поэтому у меня был почти весь день, чтобы погулять по Перми.

Я прокатилась на пермских трамвайчиках.



Попробовала местные посикунчики. Их, когда кусаешь, они должны брызгать, "сикать" соком. У меня только почему-то ничего не "сикало" в рот.

Collapse )




ПОСОЛОНЬ

Полевой Царскосельский военно-санитарный поезд № 143

Оригинал взят у slavynka88 в Полевой Царскосельский военно-санитарный поезд № 143
Полевой Царскосельский военно-санитарный поезд № 143 Государыни Императрицы Александры Федоровны



На вагонах также значился вензель “АО” и полное название состава.


В ноябре 1914 года в железнодорожной истории Царского Села открылась новая страница. Сложная обстановка на фронте и внутри страны.
На Императорский путь тоже легла нагрузка по приему раненых и распределению их по многочисленным медицинским учреждениям Царского Села и округи. В связи с участием России в Первой мировой войне (в то время этого названия, конечно, еще не было) сформировали новое военное подразделение – Полевой Царскосельский военно-санитарный поезд № 143.
Поезд был необычным — ему покровительствовала Императрица Александра Федоровна. Официально он назывался: «Полевой Царскосельский военно-санитарный поезд № 143 Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны».
Поезд был сформирован в начале ноября 1914 года и по сообщению газеты «Правительственный вестник» в номере от 14 ноября был «освящён 13 ноября в присутствии Императрицы».
В одном из своих дневников В.Гедройц записала: «Так с первых же дней началась подготовка санитарных поездов имени Императрицы и Великих Княжон, которые должны были привозить раненых прямым маршрутом в Царское с позиций. Поезда были обставлены просто, но всем необходимым снабжены; благодаря быстрой и целесообразной доставке раненых для операций спасли жизнь не одному из этих страдальцев. Все придворные автомобили и экипажи были отданы для перевозки раненых».

Collapse )

Христос и антихрист

Пустынный вокзал Севастополя. САБОТАЖ!

Оригинал взят у zhzhitel в Пустынный вокзал Севастополя
Несколько лет назад большинство отдыхающих приезжали в Крым по железной дороге. Вокзалы были похожи на муравейники, поезда приезжали и уезжали десятками. Тысячи пассажиров толпились с чемоданами, сумками и рюкзаками. Сейчас об этом напоминает только архитектура и число железнодорожных путей. Сами вокзалы стоят пустыми.


Collapse )
ПОСОЛОНЬ

Бойня на реке Хор

Оригинал взят у teo_tetra в Бойня на реке Хор
Оригинал взят у kaminec в Бойня на реке Хор
В дополнение к статье С.В. Волкова приведём подборку материалов из выходившей в 1920-1922 годах во Владивостоке независимой монархической газеты «Слово» (фактический редактор — полковник Николай Александрович Андрушкевич), подробно освещающих чудовищное преступление красных партизан на реке Хор, показывающих руководящую роль местных большевистских заправил в идейной подготовке этой бойни и сообщающих некоторые биографические данные о погибших белых воинах.
Сергей Владимирович Наумов, историк
К УБИЙСТВУ 87 НА СТ. ХОР
        Редакцией получено письмо свидетеля кошмарно дикой и невероятно жестокой расправы над 87 увезенными из Никольска. Некоторые ещё до убийства сошли с ума, молодые люди поседели. Страшные мучения пережили полковники Евецкий и Враштиль. Оказывается, кроме 87 там было казнено ещё более 200 человек, собранных из разных мест Уссурийского края. Подробности в ближайшем номере.
(«Слово» (Владивосток), 1920,23. VI., №42,с.3)
***
БОЙНЯ НА РЕКЕ ХОР
(Рассказ смертника из партии 87-ми, отправленных из г.Никольск-Уссурийска.)
Нас отправили из г. Никольск-Уссурийска партией в 96-ти человек: 85 человек из гражданской тюрьмы,  а 11 из городской гауптвахты. По дороге 8 человек было выпущено на ст. Верино: 6 партизан, один кореец и один стрелочник. В ночь с 3-го на 4-е апреля нас отправили с эшелоном 33-го полка, который был переименован в 33-й  революционный полк. Начальником эшелона был «товарищ-еврей» по фамилии Швейдер.
Ехали мы в 2-х арестантских вагонах. В дороге отношение караула было самое скверное, выражалось в том, что каждый караул заходил к арестованным, подвергая арестованных избиению и глумлению; площадная брань не сходила с уст «товарищей» — интернационалистов, сопровождаемая избитой фразой «попили нашей кровушки...»
В дороге пищу получали один раз в сутки. Хлеб весом в 5 фунтов выдавали на 12 человек. Воду давали в очень ограниченном количестве, ради Христа, ибо не находили нужным давать воду контрреволюционерам. Мы прибыли на ст. Красная Речка. По приезду на ст. Красная Речка, где находилось много эшелонов с партизанами, стали врываться «товарищи-партизаны» в наши вагоны. Вагоны столь сильно набивались, что не было возможности повернуться. И тут-то началась работа по строительству  рабоче-крестьянского рая: с арестованных стали снимать сапоги, гимнастерки, брюки, белье, вообще все то, что из себя представляло маломальскую ценность, особенно усиленно искали золотые и серебряные вещи, срывали кресты с цепочками и. т. д.
Деятельное участие во всем этом принимали чины караула. Ведь эта картина происходила под руководством «друзей народа»—«товарищей-евреев», которых, кстати сказать, в вагоне было изрядное количество.
Но из числа арестованных, несмотря на то, что на них были направлены револьверы, не все отдавали требуемое. Полковник Евецкий,  б[ывший]  командир 33-го полка, который стоял в г. Никольске-Уссурийске, несмотря на то, что на него была направлена не одна винтовка, не один револьвер, а так же кинжалы, сказал, что не отдаст обручального кольца и могут его получить лишь после его смерти. Так кольцо и осталось на нем. На ст. Красная Речка был созван митинг по случаю прибытия партии контрреволюционеров. Митинг вынес постановление о том, что все должны были быть расстреляны. Приговор почему-то не был приведен в исполнение. Было приказано фронтовому митингу не расходиться и два «товарища» — Шнейдер и какой-то кореец из числа партизан (у «товарищей» была корейская и китайская части), выступили с речами и уговорили арестованных не расстреливать. «Товарищи» изволили согласиться, а партизаны, которые были в вагонах, разошлись. После ухода «товарищей» из вагона, все арестованные оказались избитыми и раздетыми чуть ли не до нага. После этого было приказано кем-то вагоны с арестованными отцепить. В этот момент пришло приказание от ревштаба о том, чтобы арестованных не расстреливали. Все взятое вместе окончательно успокоило «товарищей» и они разошлись. Но вот получается новое приказание - отправить нас в направлении ст. Верино к какой-то сопке. И так мы поехали. Поезд останавливается и мы у сопки. Получается новое приказание нас отправить обратно на ст. Красная Речка. Везут обратно. Приехали на станцию, остановились, входит „товарищ" Шнейдеръ и торжественно заявляет: „Товарищи, смертная казнь отменена». Спустя некоторое время к нам в вагон изволил явиться сам «товарищ командующий фронтом» Иванов, в сопровождении коменданта ст. Верино и «товарища» Шнейдера.
Комендантом ст. Верино был «товарищ» Орлов, если не ошибаюсь в данное время он занимает какую-то выборную должность. «Товарищ» командующий нам торжественно заявил, что наши дела будут разбираться следственной комиссией и, что большинство из нас, наверно, будет освобождено и ушел. Во все время разговора, у него бы важный петушиный вид, «товарищ» же Орлов ходил с нагайкой в руках и часто ее пускал в ход.
«Товарищ» Орлов был в форме железнодорожника, но, спустя некоторое время, он явился уже в военной форме, как потом выяснилось, вся форма была снята с командира Конно-егерского полка Георгиевского кавалера  полковника Враштиля, но лампасы были сняты.
На ст. Красная Речка мы простояли до вечера 6-го апреля. Вечером караул, который ранее состоял из солдат 33-го полка, был сменен партизанами из корейского партизанского отряда, и мы были вновь отправлены на ст. Верино в распоряжение коменданта ст. Верино «товарища» Орлова. На ст. Верино мы прибыли ночью. На утро корейский караул сменил караул из крестьян окрестных деревень.
На ст. Верино  мы немного отдохнули от глумлений и издевательств, а так же побоев до 9-го апреля.
9-го апреля, приблизительно в 1 час ночи были вызваны на допрос полковники Враштиль и Евецкий. Полковник Враштиль, с присущим ему хладнокровием вышел из вагона, причем был раздет догола. Полковник же Евецкий, на приказание выйти из вагона, сказал, что не пойдет и что лучше он умрет в вагоне. Вот тут-то вновь начали отводить душу „сознательные люди"— начали бить полковника прикладами, колоть штыками, резать кинжалами, но полковник весь в крови, стоял на своем.
Посланные возвратились лишь с полковником Враштилем и доложили, что полковник Евецкий не хочет идти.
«Бравый» комендант станции из "товарищей железнодорожников" взял с собою изрядный караул и отправился за полковником Евецким. На приказание следовать за ним, полковник Евецкий ответил, что ему всякая с[волочь] не может приказывать и, что он все равно не пойдет. Тогда Орлов совместно с партизанами сделал что-то невероятное: полковник Евецкий схватил у одного из «товарищей» винтовку, но ему, истекавшему кровью от ран, была наброшена на шею веревка, он был свален и волоком потащен из вагона.
Что делалось после, я не могу сказать, потому что дальнейшее происходило вне вагона, но, из разговоров «товарищей» я вывел заключение, что при допросе производилась пытки над обоими полковниками.
Последние слова полковника Враштиля были: "Прощайте, братцы". Спустя некоторое время, в вагон прибыли конвойные и вызвали еще 6 человек: полковников Морозкова, Гирилловича, 3-х добровольцев (фамилии не помню) и одного крестьянина Руссакова. Увели и этих. Назад, как и предыдущих не привели. Приблизительно через час после увода полковников Враштиля и Евецкого, раздался залп. Пали истинно русские люди от  рук русских же.
После 9-го апреля была прекращена выдача пищи и воды. Так мы просидели до 12-го апреля. В это время началось усиленное движение партизанских отрядов со стороны Имана.
Партизаны проходящих эшелонов начали врываться в вагоны, вновь начались издевательства и побои... Все время раздавались голоса: «Почему вы их держите, дайте нам, мы с ними расправимся».
При каждой смене караула мы получали побои. 12-го апреля каждый из нас ждал своей очереди. Каждый молил Бога лишь о том, чтобы его вызвали и этим ожидал, что получит возможность избавиться от издевательств и побоев, смерть как таковая нам была не страшна. За все дни никто не смыкал очей, нервы были взвинчены до отказа, голод и жажда брали своё, люди ходили как тени.
Collapse )
ПОСОЛОНЬ

Мы, маленький, но очень подлый народец. Голда Мейер. 1947 г.

ГРИГОРИЙ НОВЫЙ

Бойня на реке Хор

Оригинал взят у kaminec в Бойня на реке Хор
В дополнение к статье С.В. Волкова приведём подборку материалов из выходившей в 1920-1922 годах во Владивостоке независимой монархической газеты «Слово» (фактический редактор — полковник Николай Александрович Андрушкевич), подробно освещающих чудовищное преступление красных партизан на реке Хор, показывающих руководящую роль местных большевистских заправил в идейной подготовке этой бойни и сообщающих некоторые биографические данные о погибших белых воинах.
Сергей Владимирович Наумов, историк
К УБИЙСТВУ 87 НА СТ. ХОР
          Редакцией получено письмо свидетеля кошмарно дикой и невероятно жестокой расправы над 87 увезенными из Никольска. Некоторые ещё до убийства сошли с ума, молодые люди поседели. Страшные мучения пережили полковники Евецкий и Враштиль. Оказывается, кроме 87 там было казнено ещё более 200 человек, собранных из разных мест Уссурийского края. Подробности в ближайшем номере.
(«Слово» (Владивосток), 1920,23. VI., №42,с.3)
***
БОЙНЯ НА РЕКЕ ХОР
(Рассказ смертника из партии 87-ми, отправленных из г.Никольск-Уссурийска.)
Нас отправили из г. Никольск-Уссурийска партией в 96-ти человек: 85 человек из гражданской тюрьмы,  а 11 из городской гауптвахты. По дороге 8 человек было выпущено на ст. Верино: 6 партизан, один кореец и один стрелочник. В ночь с 3-го на 4-е апреля нас отправили с эшелоном 33-го полка, который был переименован в 33-й  революционный полк. Начальником эшелона был «товарищ-еврей» по фамилии Швейдер.
Ехали мы в 2-х арестантских вагонах. В дороге отношение караула было самое скверное, выражалось в том, что каждый караул заходил к арестованным, подвергая арестованных избиению и глумлению; площадная брань не сходила с уст «товарищей» — интернационалистов, сопровождаемая избитой фразой «попили нашей кровушки...»
В дороге пищу получали один раз в сутки. Хлеб весом в 5 фунтов выдавали на 12 человек. Воду давали в очень ограниченном количестве, ради Христа, ибо не находили нужным давать воду контрреволюционерам. Мы прибыли на ст. Красная Речка. По приезду на ст. Красная Речка, где находилось много эшелонов с партизанами, стали врываться «товарищи-партизаны» в наши вагоны. Вагоны столь сильно набивались, что не было возможности повернуться. И тут-то началась работа по строительству  рабоче-крестьянского рая: с арестованных стали снимать сапоги, гимнастерки, брюки, белье, вообще все то, что из себя представляло маломальскую ценность, особенно усиленно искали золотые и серебряные вещи, срывали кресты с цепочками и. т. д.
Деятельное участие во всем этом принимали чины караула. Ведь эта картина происходила под руководством «друзей народа»—«товарищей-евреев», которых, кстати сказать, в вагоне было изрядное количество.
Но из числа арестованных, несмотря на то, что на них были направлены револьверы, не все отдавали требуемое. Полковник Евецкий,  б[ывший]  командир 33-го полка, который стоял в г. Никольске-Уссурийске, несмотря на то, что на него была направлена не одна винтовка, не один револьвер, а так же кинжалы, сказал, что не отдаст обручального кольца и могут его получить лишь после его смерти. Так кольцо и осталось на нем. На ст. Красная Речка был созван митинг по случаю прибытия партии контрреволюционеров. Митинг вынес постановление о том, что все должны были быть расстреляны. Приговор почему-то не был приведен в исполнение. Было приказано фронтовому митингу не расходиться и два «товарища» — Шнейдер и какой-то кореец из числа партизан (у «товарищей» была корейская и китайская части), выступили с речами и уговорили арестованных не расстреливать. «Товарищи» изволили согласиться, а партизаны, которые были в вагонах, разошлись. После ухода «товарищей» из вагона, все арестованные оказались избитыми и раздетыми чуть ли не до нага. После этого было приказано кем-то вагоны с арестованными отцепить. В этот момент пришло приказание от ревштаба о том, чтобы арестованных не расстреливали. Все взятое вместе окончательно успокоило «товарищей» и они разошлись. Но вот получается новое приказание - отправить нас в направлении ст. Верино к какой-то сопке. И так мы поехали. Поезд останавливается и мы у сопки. Получается новое приказание нас отправить обратно на ст. Красная Речка. Везут обратно. Приехали на станцию, остановились, входит „товарищ" Шнейдеръ и торжественно заявляет: „Товарищи, смертная казнь отменена». Спустя некоторое время к нам в вагон изволил явиться сам «товарищ командующий фронтом» Иванов, в сопровождении коменданта ст. Верино и «товарища» Шнейдера.
Комендантом ст. Верино был «товарищ» Орлов, если не ошибаюсь в данное время он занимает какую-то выборную должность. «Товарищ» командующий нам торжественно заявил, что наши дела будут разбираться следственной комиссией и, что большинство из нас, наверно, будет освобождено и ушел. Во все время разговора, у него бы важный петушиный вид, «товарищ» же Орлов ходил с нагайкой в руках и часто ее пускал в ход.
«Товарищ» Орлов был в форме железнодорожника, но, спустя некоторое время, он явился уже в военной форме, как потом выяснилось, вся форма была снята с командира Конно-егерского полка Георгиевского кавалера  полковника Враштиля, но лампасы были сняты.
На ст. Красная Речка мы простояли до вечера 6-го апреля. Вечером караул, который ранее состоял из солдат 33-го полка, был сменен партизанами из корейского партизанского отряда, и мы были вновь отправлены на ст. Верино в распоряжение коменданта ст. Верино «товарища» Орлова. На ст. Верино мы прибыли ночью. На утро корейский караул сменил караул из крестьян окрестных деревень.
На ст. Верино  мы немного отдохнули от глумлений и издевательств, а так же побоев до 9-го апреля.
9-го апреля, приблизительно в 1 час ночи были вызваны на допрос полковники Враштиль и Евецкий. Полковник Враштиль, с присущим ему хладнокровием вышел из вагона, причем был раздет догола. Полковник же Евецкий, на приказание выйти из вагона, сказал, что не пойдет и что лучше он умрет в вагоне. Вот тут-то вновь начали отводить душу „сознательные люди"— начали бить полковника прикладами, колоть штыками, резать кинжалами, но полковник весь в крови, стоял на своем.
Посланные возвратились лишь с полковником Враштилем и доложили, что полковник Евецкий не хочет идти.
«Бравый» комендант станции из "товарищей железнодорожников" взял с собою изрядный караул и отправился за полковником Евецким. На приказание следовать за ним, полковник Евецкий ответил, что ему всякая с[волочь] не может приказывать и, что он все равно не пойдет. Тогда Орлов совместно с партизанами сделал что-то невероятное: полковник Евецкий схватил у одного из «товарищей» винтовку, но ему, истекавшему кровью от ран, была наброшена на шею веревка, он был свален и волоком потащен из вагона.
Что делалось после, я не могу сказать, потому что дальнейшее происходило вне вагона, но, из разговоров «товарищей» я вывел заключение, что при допросе производилась пытки над обоими полковниками.
Последние слова полковника Враштиля были: "Прощайте, братцы". Спустя некоторое время, в вагон прибыли конвойные и вызвали еще 6 человек: полковников Морозкова, Гирилловича, 3-х добровольцев (фамилии не помню) и одного крестьянина Руссакова. Увели и этих. Назад, как и предыдущих не привели. Приблизительно через час после увода полковников Враштиля и Евецкого, раздался залп. Пали истинно русские люди от  рук русских же.
После 9-го апреля была прекращена выдача пищи и воды. Так мы просидели до 12-го апреля. В это время началось усиленное движение партизанских отрядов со стороны Имана.
Партизаны проходящих эшелонов начали врываться в вагоны, вновь начались издевательства и побои... Все время раздавались голоса: «Почему вы их держите, дайте нам, мы с ними расправимся».
При каждой смене караула мы получали побои. 12-го апреля каждый из нас ждал своей очереди. Каждый молил Бога лишь о том, чтобы его вызвали и этим ожидал, что получит возможность избавиться от издевательств и побоев, смерть как таковая нам была не страшна. За все дни никто не смыкал очей, нервы были взвинчены до отказа, голод и жажда брали своё, люди ходили как тени.
Collapse )
ПОСОЛОНЬ

Поезд №33 из Таллина на Питер. Обзор и впечатления

Оригинал взят у periskop.su в Поезд №33 из Таллина на Питер. Обзор и впечатления
Рассказ о новом поезде от РЖД на Эстонию, который я попробовал 2 недели назад.
Если помните, то эстонская частная компания GoRail, державшая ранее таллинские поезда на Питер и Москву, обанкротилась на этом направлении и не смогла больше содержать такой поезд. После небольшой паузы в эту нишу вошли РЖД и сделали комбинированный поезд Таллин - Петербург - Москва. Поезд весьма неторопливый, и идущий в один конец через Московский вкз. Питера, а обратно - через Ладожский. Почему именно так - расскажу ниже. Плюсом его является отвязка от швейцарского франка - проклятье постсоветских поездов межгоссообщения, и поэтому несколько более низкие тарифы.

Давайте посмотрим, "что это за сухов" :)

Таллинский №33 прибыл на Ладожский вкз. Питера, 23.07 вечера

Collapse )
ПОСОЛОНЬ

Автобус после беженцев

Оригинал взят у ntv в Автобус после беженцев
Было бы наивно думать, что этнос даже с небольшой численностью, попав в лучшие условия, сразу поднимет свой уровень культуры.




Обычно происходит ровно наоборот. Чем больше людей с низким уровнем развития скапливается внутри более развитого общества, тем сильнее они стремятся сблизиться и изолировать себя от чуждых им традиций и законов.

Вот и беженцы в Европе. Дали им чистенький автобус, чтобы довезти до границы. В результате – опустили его до своего уровня. Грязь и говно. Увы, не в переносном смысле.

Collapse )
ПОСОЛОНЬ

Олег Белозеров - новый глава РЖД

Оригинал взят у alexandr_palkin в Олег Белозеров - новый глава РЖД
Олег Белозеров прибыл на первый путь

Во главе РЖД встал человек из правительства





Вместо уходящего в Совет федерации политического тяжеловеса Владимира Якунина ОАО РЖД возглавит первый замминистра транспорта петербуржец Олег Белозеров, курировавший финансовый блок. На новой должности господину Белозерову предстоит решать знакомую проблему раздутых расходов монополии. По данным "Ъ", именно неготовность прежнего руководства урезать затраты могла стоить кресла господину Якунину. Его преемнику придется и повышать рентабельность, и следовать требованию правительства не сокращать объемы социально значимых пассажирских перевозок, которые год от года приносят ОАО РЖД убытки.


Правительство не стало держать паузу с определением преемника уходящего в отставку президента ОАО РЖД Владимира Якунина. Вчера премьер Дмитрий Медведев назначил на должность главы железнодорожной монополии первого замминистра транспорта Олега Белозерова. Другим распоряжением премьера Владимир Якунин, пока находящийся в отпуске, был уволен со своего поста.


Сам Олег Белозеров вчера отказался комментировать "Ъ" свое назначение. Но оно не стало неожиданностью: кандидатура чиновника неоднократно упоминалась в лонг-листе потенциальных кандидатов на роль сменщика господина Якунина (см. "Ъ" от 18 и 19 августа), однако источники "Ъ" сомневались в достаточности его аппаратного веса на фоне Владимира Якунина, который считается близким к президенту Владимиру Путину.


Господин Белозеров, как и многие высокопоставленные чиновники в РФ, является выходцем из Петербурга (подробнее о его биографии и карьерном росте см. справку на стр.9) и переехал в Москву лишь в 2000-х годах. В 2004 году он перешел на работу в Росавтодор, где вначале был заместителем руководителя, а потом в течение пяти лет возглавлял агентство. В Минтранс он был назначен в марте 2009 года заместителем министра, а пост первого замминистра получил совсем недавно — в мае.

Collapse )