Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

КРЕСТОПОКЛОННАЯ НЕДЕЛЯ ВЕЛИКОГО ПОСТА ( I )

ПРАВО НА ОРУЖИЕ  СЕРГЕЙ ЯШИН. ФОТО В ВК.jpg
ПРАВО НА ОРУЖИЕ  4.png
DIMITRIJE-DONSKI.jpgСНАМИБОГ.jpg

Библиотека Правый Фронт Искусств
Выпуск 2 Сергей Яшин. Право на оружие. – М.: Опричное Братство Святого Преподобного Иосифа Волоцкого, 2005. 74 стр. Сергей Яшин: Право на оружие.
Сергей Яшин, по нашему глубочайшему убеждению, в нынешней русской поэзии поэт № 1. Это так не потому, что С.Яшин демонстрирует филигранное владение техникой стиха и не потому, что его тексты радикальнее всех прочих (хотя и первое и второе правда). Но это так, потому, что поэзия Сергея Яшина несомненно причаствует сфере Сакрального.

"Эллинский богослов", "христианин до Христа" (как называли его Святые Отцы) божественный Платон предполагал изгнание поэтов из своего идеального Государства. Вместе с тем, ему же принадлежит и такая, например, характеристика адептов ars poetica, данная в
"Законах": "поэты это божественное и вдохновенно поющее племя; нередко под воздействием Харит и Муз они касаются и истинных происшествий" (III 682а, 3-5). И в этом не следует видеть никакого "противоречия". Ибо, поистине есть поэзия и поэзия. Поэзия в высшем, "божественном" значении сего понятия не есть лишь способность к относительно складному и
гладкому версификаторству. О том, чем поэзия (как её понимает Традиция) отличается от своего "современного", профанического "тёзки" некогда хорошо написал Русский философ (примыкавший в своих "исканиях" к Европейскому Фашизму) Николай Бахтин: "…Долгий путь от заклинателя, "скалы движущего Орфея" до современного поэта, специалиста среди других специалистов пройден до конца, Poeta vates превратился в poeta faber. У этого ремесленника есть узкий круг потребителей, для которых
он изготовляет острые и утончённые безделушки … Поэт изменил природе слова. Ибо
слово волевое, заклинательное в своей глубочайшей сущности хочет властвовать,
двигать, заклинать, повелевать…" ("Пути поэзии'7"3вено" №106 от 09.02.1925г., Paris).

Видимо, уже и во времена Платона немало было поэтов-ремесленников,
изменивших природе слова, коль скоро Платон-законодатель приговорил их к
остракизму. Но Идеальное Государство, изгоняя "поэта предателя
слова", согласно Платону же, вполне может удовольствоваться "более
суровым, хотя и менее приятным поэтом и творцом сказаний", который
"то о чём он говорит, излагал бы согласно образцам, установленным для
воспитания воинов" ("Государство", III 398ab). По нашему
убеждению, творчество Сергея Яшина как раз и принадлежит к такой более суровой
(хотя, допускаем, и менее приятной) поэзии. Для С.Яшина характерно чёткое
осознание сути того, что он делает и зачем он, собственно, существует в стихии
Поэзии. Он говорит (подразумевая и себя тоже): "Трудно в нынешней России
быть Русским. Засилие всевозможной нелюди всё больше сужает наше жизненное
пространство. Ещё сложнее быть Русским поэтом, то есть воспевать свою Почву,
свою Кровь, быть набатом, зовущим к восстанию из бездны расового хаоса. Это
тернистый путь подлинных аристократов. Это узкие врата. На этом пути нас ожидает
ненависть зомбированного обывателя, клеймо "фашистов", тюрьма,
мученическая участь… Этот путь ведёт в Царство Небесное, в Вальгаллу, в обитель
воинов. Сойти с него значит предать тех, кто шёл впереди. Устоять значит
победить".

Поэзия Сергея Яшина это суровая поэзия, это набатная поэзия. Это поэзия, верная слову, шествующая узким путём. Это та поэзия, которая способна воспитать воинов. Воинов последней Битвы сынов Света с сынами Тьмы. Воинов православной ОПРИЧНОЙ РЕВОЛЮЦИИ.

(Опричное Братство св. преп. Иосифа Волоцкого)

I БРИТОГОЛОВЫЙ МАНИФЕСТ


БРИТОГОЛОВЫЙ МАНИФЕСТ

Как можно меньше думай.
Как можно больше бей
Обрезком арматуры,
Иль звеньями цепей.

Отвергни ложь культуры.
Она для слабых – рай.
Стальной мускулатурой
На бицепсах играй.

Попасться в плен рефлексий
Отныне не посмей.
Быть сгустками агрессий
Отрадней, чем идей.

Побольше в кружки – пива.
А голову – под ноль!
Мiр знает только сил.
Мiр верит только в боль.

НАШИ


Бритые затылки,
Черные рубашки.
Тем, кто сердцем пылки,
Ничего не страшно.

Вскинутые руки
К Богу как молитвы.
Средство против скуки –
Уличные битвы.

Вновь восстали Русы,
Север против Юга.
Битые арбузы…
Битые зверюги…

Как нам надоели
Нелюдей соседства.
Знаю наши цели
Оправдают средства.

Бритые затылки,
Черные рубашки.
Тяжелей ботинки
Для победных маршей.

НОВЫЙ ПОРЯДОК.

Защитник России, Белый герой,
Вымети нелюдь железной метлой.
С улиц гони разноцветную мразь,
Ту, что в России как вошь развилась.

Вышвырни черных с насиженных мест,
Ночью, воздвигнув пылающий Крест.
Красную сволочь гони с площадей,
Бей, что бы стали они побелей.

Не забывай полечить голубых,
«Гриндером» двинув покруче в под дых.
NAZI-скинхэд, Белый герой,
Встань на защиту России горой.

Новый порядок – Русская власть.
Кроет все масти – белая масть.


ЗАЧИСТКА
Зачисткам на московских рынках посвящается…

Мы крепче стали,
Мы ярче Солнца.
Шеренгой встали
Войны питомцы.

Затылки бриты,
Видать, фашисты!
Бейсбольной битой
Ведем зачистки.

От всех, кто черен
Душой и рожей,
Лишь Белый воин
Руси поможет.

Довольно, Гиви.
Травить непруха
Гнилыми киви
И наркотухой.

Затылки бриты
Глаза лучисты
Бейсбольной битой
Ведем зачистки.

ПОЛИГОН

На полигоне всесмешений,
Где черный цвет смешался с белым.
Я выбрал множество мишеней
Для абсолютного расстрела.

Огонь по мipy имитаций!
Огонь по штабу гуманизма!
Во имя новых сегрегации
И сверхприродного расизма.

Как в нашем небе четок трассер,
Как наш прицел крестообразен.
Огонь по черной биомассе!
Огонь по желтой протоплазме!

Я вижу в час солнцеворота
Георгий наш сражает змея.
Огонь за Белых патриотов!
Огонь за Тимоти Маквея.

За не упавших на колени,
За всех кто был и будет Белым,
Смотрю на поле всесмешений
Зрачком холодного прицела.


K K K


В небе полуночном огненный Крест,
Раса господ приняла манифест.
Тени ночные, белый хитон.
Знаем, что скоро падет Вавилон.

Знаем, отмерен положенный срок,
Злу мiровому по имени ZOG.
Рыцарей белых избранный Клан.
Черному горлу – надежный аркан.

Чтоб защитить белокурых Изольд,
Выше закона – увесистый кольт.
Вновь начинаем Крестовый поход,
Именем Божьим во имя свобод.

Вновь выступаем в намеченный час,
Против цветных биоплазменных масс.
В небе полуночном огненный Крест.
Место для Белых, для прочих нет мест.


ВРЕМЯ ВОЖДЕЙ

Прочь отгоните постылый страх
Правом тугих плетей.
Если короны пали во прах,
Время пришло Вождей.

Вождь отрясет перчаткою пыль
С груза своих сапог.
В сталь отольется вещая быль,
Вновь обретя исток.

Воли Триумф и Поход на Рим.
Лучшие восстают.
Верность Идеи мы сохраним
Словно в бою редут.

Адольф и Бенито – элита траншей
Mipa громит уют.
Вожди возвышаются правом царей…
Встречайте! Они идут!


НАШИ ВОЖДИ

Свинцовые тучи…
Стальные дожди…
Как боги, могучи,
Восстанут Вожди.

Орлиные взоры
И хватка когтей.
Любые укоры
Лишь бремя людей.

Не люди, а боги
Сойдут с высоты.
Суровы и строги,
Мудры и чисты.

И черная форма,
И солнечный знак.
Согнется покорно
Поверженный враг

Свинцовые тучи…
Стальные дожди…
Мы снова могучи,
Пощады не жди.


ПОГРОМ

Мне нравится слово «погром»,
В нем есть небывалая сила.
Он словно раскатистый гром,
Гроза им себя огласила.

Он словно тревожный набат.
Зовущий к последней Победе.
Веселый и гулкий раскат,
Звенящее сердце меди.

Он песня идущих «на вы»,
Он Стасовы ярые очи.
Он нежен, как нашей Москвы
Хрустальными ставшие ночи.

Мне нравится слово «погром»,
В нем столько живого напора…
А кто испугался – бегом,
Скорее в крысиные норы!


II
КОЛЫБЕЛЬНАЯ ИУДЫ

              КОЛЫБЕЛЬНАЯ ИУДЫ

Что тебе снится, кудрявый Иуда,
В час, когда чуешь дыханье Норд-Оста?
Видно, навеяла снова простуда
Каббалистический бред холокоста.

Снятся тебе белокурые немцы,
В черных мундирах ты видишь тевтонов.
Мозг превращается в микроосвенцим,
Где догорают шесть миллионов.

Анечка Франк дописала свой триллер,
Идишу учит лингвист попугая.
Что ж у тебя обостряется «Гитлер»,
Как лихорадка родного Синая.

Ты же хотел своей нынешней власти,
Ты же мечтал о суде в Нюрнберге.
Что ж так пугают созвездия свастик,
Те, что восходят по-прежнему в небо.

Тяжек наш климат. Ты склонен к простуде.
Взгляд твой исполнен вселенского сплина.
Знаю, что снится сегодня Иуде…
Тридцать монет, поцелуй да осина.


ДИЛЕРЫ САТАНЫ


Пальцы наркоторговцев,
В гримасе глумливые рты.
Покорно толпятся овцы
В загонах глухой наркоты.

Тянутся черные руки
К русскому горлу вновь.
Мозг пожирают глюки,
СПИД пожирает кровь.

Хватит! Довольно яда!
Прочь ядовитые сны!
В самое жерло ада –
Дилеров Сатаны!

Верим в русское Солнце!
Верим в пожар зари!
Ждут наркоторговцев
Московские фонари.


НАРКОМАНКА


В любой отдаться позе
Дельцу бы ты могла.
Тебе нужна лишь доза,
Тебе нужна игла.

Была же ты красивой,
Желанною была.
Теперь тебя сгубила
Безжалостно игла.

Теперь рожай уродов,
И выблядков рожай.
Отвергнутый природой,
Проклятый урожай.

Изломанная в ломке
Кишками ты блюешь…
И даже на помойке
Тебя не трахнет бомж.


РЭПЕР


Обдолбанный рэпер, в мозгу червяки.
Оскалил во тьме дискотеки клыки.
Наркотики съели тинэйджеру мозг,
Теперь по длиннее отращивай хвост.

Танцуешь ты словно в каком то чаду.
Ты – зомби жрецов нарко-вуду.
Животных мы любим, а ты экспонат.
Тобою украсим любой зоосад.



        ОБЕЗЬЯНЫ


В лимузинах роскошных съезжаются вновь обезьяны,
За тонацией стекол скрывая глумливый оскал.
На балу предадутся они безобидным забавам Онана,
Затопив своим семенем омуты черных зеркал.


Они слезли с лиан, чтоб занять наши древние замки,
Чтоб ночные вазаны наполнить столетним вином.
В будуарах уже развалились их жирные самки,
Их огромные груди звериным полны молоком.

Они выловят рыб с чешуей, что с майоликой схожа,
Из оптической стужи чернеющих тайной прудов;
И сдерут чешую и ее продадут подороже,
Чтоб побольше купить разжигающих похоть плодов.

Обезьяны придут, бросив джунгли в период муссонов,
Чернокнижных наук, постигая великую суть.
Даже все это лишь заговор хитрых масонов,
Мнится, даже масонам не снилась подобная жуть.


МУТАНТ

Сбылись пророчества, настал железный век.
Забыты письмена и опустели храмы.
Вот явлен мiру недочеловек,
Мутант из роликов навязчивой рекламы.

Его взрастил какой-то комиссар,
И перестроил либеральный плакса.
Он мелкий бес, его бросает в жар,
Как только хрустнут под рукою баксы.

Кривит он в похоти слюноточивый рот,
Не только он, с ним многие уроды.
Их родина – урочище реторт,
Они всего лишь выблядки природы.

Сбылись пророчества, настал железный век.
Затих весь мiр, как будто перед битвой.
Ты слышишь вой? То недочеловек
Нечеловечьей молится молитвой.


ОПРИЧНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Наши гортани рвутся
Снова победными кличами.
Черносотенная революция…
Наша опричнина…

Солнце встает огромно
В русское небо синее.
Чует запах погрома
Племя крысиное.

Штурмовики Спасовы
Будут по праву жесткими.
Кое-кому баксами
Не набивать щеки.

Снова грядем неистовы,
Mip пробудив песнями.
Схватим за пейсы антихриста,
Чтобы не тряс пейсами.

III.     ПРАВО НА ОРУЖИЕ

ПРАВО НА ОРУЖИЕ

Право на оружие,
Право на поступок.
Не приемли друже,
Никаких уступок.

Расцелует ветер
Безпощадно лица.
Боевых отметин
Нечего стыдится.

Близится Победа.
Близится расплата,
Вскинем прямо в небо
Стяги с Коловратом.

Мы из бездны ада
Выведем Отчизну.
Будет как награда
Нам клеймо «фашизма».

Лишь одно нам друже
Нынче на потребу.
Право на оружие,
Право на Победу.


СОРАТНИКУ

Лесные дороги завьюжены,
Тревожит любая тень.
Свободу дарит оружие,
Не избирательный бюллетень.

В небе ночном созвездия,
Словно прицела Крест.
Свободу несет возмездие,
Свободу несет обрез.

Любые права сомнительны.
Их список – слепая ложь.
Лишь воля твоя ослепительна,
Как выкидной нож.

А коль о правах человеческих
Тебе прокартавит бес.
Молись за Царя и Отечество
И не забудь про обрез.


ВЕРТИКАЛЬ


Я свободная зона,
Партизанский очаг.
Я ушел от закона
Через ярость атак.

Я другая Россия,
Быстротечность расправ.
Мне – родная стихия
Лишь угроза облав.

Помолюсь на икону,
Передерну затвор.
Колокольному звону.
Вторит утренний бор.

Что качнулось и пало
Мне по праву не жаль.
Чую плоть пронизала
Навсегда вертикаль.


ВРЕМЯ НАЦИИ

С неба глухие звоны
Гулко роняет набат.
Каждый мобилизован,
Каждый солдат.

Наша грядет награда,
Новый грядет строй.
Гулко грохочут отряды
По мостовой.

Царство промозглой скуки
Факелы снова жгут.
Снова простерты руки
В древний салют.

Огненны наши души,
Наши тела – лед.
Слушай, соратник, слушай:
Время нации бьет!


ФАКЕЛЫ

Факелы дразнят промозглый мрак,
Крутые, мы стали круче.
Будут мистерии уличных драк,
Будут еще путчи.

Разбейте глаза ночных фонарей,
Сыщиков желтые очи.
Будут Ночи Длинных Ножей,
Будут Хрустальные Ночи.

Мы собираем великую рать,
В сердце арийском – Эдда.
Будем с богами пиво хлестать
Кружкой синего неба.

Мы возвратились, числа нам несть.
Нас не возьмешь на понте.
Чьи-то пальцы ласкают шерсть
Красивой овчарки Блонди.


КРОВЬ И КОПОТЬ

Лица рабочих в копоти
На лицах солдат – кровь.
Мельниц огромные лопасти
Будут вращаться вновь.

Чтобы громовым молотом
Стала людская плоть,
Надо как зерен золото
Жерновом нас смолоть.

Чтобы вздымались, как фаллосы
Жерла орудий и труб.
В клочья уставы жалости
Русские руки рвут.

В пламя – уюта хартии!
Нужен ли нам уют?
На боевом штандарте
Только Война и Труд.

Дразним прыжками пропасти
Мосты, перекинув вновь.
Лица рабочих в копоти,
На лицах солдат – кровь.


АПОКАЛИПСИС СЕГОДНЯ

Исторический разлом,
Наших танков роскошь плоти;
Это значит – мы придем,
Это значит – вы умрете.

В шлемофонах русский мат
За секунду до атаки.
Мы – архангелы расплат
В униформе цвета хаки.

Пусть чеченский скалит волк
Зубы ложью журналиста.
Всем «Итогам» наш итог –
Абсолютная зачистка.

Пусть дымится плоть земли
Жерлом смрадной преисподней.
Этой ночью на TV
Апокалипсис сегодня.


СТЯГИ

Небо кроваво,
В небе стяг.
Чует расправу
Ноздрями враг.

Датчики раций
Ловят приказ:
«Русской нации
Пробил час.

Не забывайте
Смевшего речь:
Одежду продайте,
Купите меч».

Грозно затишье
Наших мест.
Сим победиши!
На небе Крест.

Русской нации
Пробил час.
Стяги реакции –
Яростный Спас


ЧЕРНАЯ СОТНЯ

Мы – Черная Сотня,
Мы – белая кость.

Стучится в ворота
Непрошеный гость.

Мы снова в осаде,
Небесный народ.

Нас словно к награде,
Указом – в расход.

Пылают пожары,
Крадется беда.

Наган комиссара…
Ермолка жида…

Но скоро ответит
За все эта тварь.

Тебе мы до смерти
Верны, Государь!


ВЕНЕЦ

Хорошо когда предадут,
Поцелуем, спалив уста.
У тебя остается редут
Обнаженного естества.

Ты проходишь будто нагой,
Сквозь урочища всех засад.
Только небо над головой,
Под ногами земной распад.

На людей ты уже не похож,
Ты в своем беззаконии свят.
Но зато приобрел ты нож,
Правда, я предпочту автомат.

Знаю точно: тебя распнут,
Ты к разбойникам будешь причтен.
Для того чтобы твой редут
Стал оплотом последних времен.

Хорошо, когда предадут,
Поцелуем, спалив уста.
Ты один, среди многих иуд,
Принимаешь венец Христа.


ВЫБОР

Нам ничего не нужно,
Лишь бы была война.
Радостный груз оружия…
Славные времена…

Мы отвергаем формулы,
Пыль бытовых теорем.
Снова волчицей вскормлены
Новые Ромул и Рем.

Мы отвергаем счастье,
Теплую плоть невест.
Здравствуй, стальное счастье!
Наших прицелов Крест.

Белой пургой завьюжена
Черной земли твердь.
Нам ничего не нужно.
Мы выбираем Смерть!



https://teo-tetra.livejournal.com/9550233.html


https://teo_tetra.livejournal.com
Tags: AZBUCHNAYA ПРАВДА, Cв.Преподобный Иосиф Волоцкий., EST АРИЯ суть ИСТ ОРИЯ, ORA РОТ ОРГАН РЕЧИ ОРИЙЦЫ, naci не naci., ude., virtus-et-gloria.com, Арийцы - Аружие суть., Гиперборея., Два тотэма: Орел и змей, ИСТОРИОСКОП, Катакомбная Церковь России, Крест Святей Животворящий, Крестиянство, Крестное Знамение., Крестопоклонная Неделя., Руская крестиянская поэзия, Руская поэзия, Руские воины., Руские и совецкия, Руские приоритеты, Русская Победа., день в Руской Ист Арии, колониальная конституция., консервативная контрреволюция., таинства верных.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments