Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

Categories:

+ + + "Здесь погребено тело Великаго Благословеннаго старца Феодора Козьмича"

Феномен Феодора Козьмича имеет под собой глубинную историческую подоплёку - по народной легенде, под этим именем провёл свои последние годы российский император Александр Благословенный. Ответ на вопрос о происхождении легенды кажется очевидным, учитывая таинственную и загадочную «смерть» монарха - «на каждом шагу встречаются противоречия, недомолвки, очевидные неточности и даже несообразности». 11. С. 296 Недаром Вяземский обронил об Александре I: «Сфинкс, не разгаданный до гроба». Вполне вероятно, что и после гроба.

Между тем, уже в XIX веке личность Феодора Козьмича начинает пользоваться заслуженным пиететом, а таинственные посещения и внезапные визиты к нему каких-то господ возбуждали толки относительно его происхождения. Сам же он старательно избегал подобных разговоров и не обнаруживал никаких признаков самозванства. Нужно обладать редкими качествами и иметь за плечами достаточно блестящее прошлое, чтобы возбудить в то время в Сибири столь живой и неподдельный интерес. В пользу принадлежности старца к августейшей фамилии недвусмысленно свидетельствовали его статность; обходительные манеры - современниками неоднократно фиксировались «особенный поворот головы, движения рук, как бы привыкшие не к крестному знамению, а к повелению» 6. С. 91; грамотность и просвещённость - так, например, рассказывая о реалиях войны 1812 года, Феодор Козьмич сообщал такие подробности, что даже его знакомые из образованных ссыльных, священники, казаки, солдаты не переставали удивляться.

Личность Феодора Козьмича помимо своего загадочного происхождения заслуживает серьёзного внимания ещё и как продукт религиозных воззрений начала XIX в. Он контрастировал с юродствующими обличителями, как и с пессимистически настроенными религиозными мистиками вроде Феодосия Левицкого. Он не проповедовал богословских теорий и не выказывал никаких признаков принадлежности к сектантству или масонским ложам. При этом он обнаруживал вполне адекватное, современное для того времени отношение к религии.

Словом, существует множество прямых и косвенных фактов, если не доказывающих, то, во всяком случае, исподволь намекающих на тождество старца Феодора Козьмича и императора Александра Первого. В данной связи необходимо установить причинно-следственные связи между ними: для этого предстоит досконально рассмотреть сперва фигуру Александра Благословенного (причина), затем фигуру Феодора Томскаго (вероятно, следствие) и в заключение - соотнести взгляды исследователей на них обоих.

Жизнь и деятельность старца Феодора Козьмича, его духовный облик

Первое свидетельство о Феодоре Козьмиче датируется 4 сентября 1836 года, когда к одной из кузниц близ Красноуфимска подъехал мужчина преклонных лет и попросил кузнеца подковать его лошадь. Документов при нем не обнаружили, и он без всякого сопротивления был задержан и доставлен в суд. На допросе он назвал себя крестьянином Феодором Козьмичём, при этом добавил, что ему семьдесят лет, неграмотен, вероисповедания греко-российского, холост, жил у разных людей, напоследок решил отправиться в Сибирь. От дальнейших показаний решительно отказался, объявив себя непомнящим родства бродягою.

На основании существующих тогда законов Красноуфимский уездный суд «присудил бродягу Феодора Козмича наказанию плетьми 20-ью ударами и к отдаче в солдаты, куда окажется годным, а в случае негодности - к отсылке в херсонскую крепость, за неспособностью к работам - к отсылке в Сибирь на поселение» 8. С. 141. И здесь вот что любопытно - старец приговором остался доволен, но, сославшись на неграмотность, доверил расписаться за себя мещанину Григорию Шпыневу. Между тем доподлинно известно, что Феодор Козьмич был не просто грамотным человеком, но и владел языками, был прекрасно образован. И всю жизнь опасался, что образец его почерка попадёт к властям.

Известно, что во время следования этапным порядком по сибирским дорогам Феодор Козьмич своей услужливой заботой о слабых и больных расположил к себе ссыльных, тем самым заложив основу своей будущей популярности. Первые пять лет своей ссылки Феодор Козьмич прожил в селе Зерцалы под Томском. Заметив желание старца удалиться от людей, казак Семён Сидоров построил ему келью в станице Белоярской.

Жизнь Феодор Козьмич вёл аскетическую - не ел жирной и сладкой пищи, хотя местные жители буквально заваливали его пирогами и шаньгами; много и усердно работал, помогая крестьянам; знакомил детей с географией и историей. И в бытовом разговоре старец демонстрировал поразительное знание петербургской придворной жизни и этикета. Знал наперечёт всех государственных деятелей и давал им довольно меткие характеристики. Рассказывал об Аракчееве и его созидательной деятельности.

Взрослых людей старец увлекал не только религиозными беседами, но и рассказами о событиях Отечественной войны. Незаметно для себя самого вдавался иногда в такие мелкие подробности и такое широкое знание военной тактики, что его слушатели, в том числе и казаки - невольно дивились этому. «Видно, не простой он был человек в своё время, - говорили они между собой. - Не был ли он когда-нибудь офицером?» 17. С.155.

«Огромного роста, большой силы, голубоглазый старик в белой полотняной рубахе не вызывал жалости - он поднимал на вилы целую копну сена и легко ворочал бревнами. Это был добрый и умный богатырь, искупающий старые грехи» 2. С. 85.

Все понимали, что он птица высокого полёта, спрашивали, не тяготит ли его нынешняя жизнь, полная лишений. Старец улыбался в ответ и говорил примерно следующее: «Почему вы думаете, что моё нынешнее положение хуже прежнего? Почему вы думаете, что сейчас моё положение хуже, чем когда-то прежде? В настоящее время я свободен, независим и, главное, спокоен. Прежде нужно было заботиться о том, чтобы не вызывать зависти, скорбеть о том, что друзья меня обманывают, и о многом другом. Теперь же мне нечего терять, кроме того, что всегда останется при мне - кроме слова Бога моего и любви к Спасителю и ближним. Вы не понимаете, какое счастье в этой свободе…». 20. С.157.

Императора Александра опознал в старце местный священник отец Иоан Александровский. В прошлом он был выслан из Петербурга в Белоярскую за какую-то провинность. Священник неоднократно и открыто заявлял, что не мог ошибиться, так как видел императора много раз. Все это заставило Феодора Козьмича жить в своей келье почти безвылазно, пока, наконец, он не решился покинуть станицу Белоярскую.

Многие зажиточные крестьяне звали его к себе, но старец выбрал избушку беднейшего крестьянина Ивана Малых. Тот только что окончил срок каторжных работ, жил с большой семьёй, в кругу которой старец провел зиму. Затем крестьяне соорудили ему из старого овечьего хлева новую келью. Здесь Феодор Козьмич прожил десять лет.

В 1849 году старец перебрался в келью, построенную для него крестьянином Иваном Латышевым близ села Краснореченского, рядом с пасекой. Об этом периоде сохранилось воспоминание, как Феодора Козьмича навещал архиерей Афанасий Иркутский. Местных жителей поразило то, что беседовали они на иностранном языке - скорее всего, на французском. На этом языке старец общался и с другими знатными посетителями.

С.Балашов пишет, что старец «при жизни не подтверждал своего царственного происхождения, но и не отвергал существующую уже тогда легенду, при этом он не знал или «забыл» то, что невольное признание вырвалось у него три раза. Вот эти три случая. 17. С. 267

1. Однажды в присутствии старца рабочие запели песню «Ездил Белый русский Царь», в которой рассказывалось о победоносном шествии Александра Благословенного на Париж. Феодор Козьмич, услышав её, задрожал, заплакал, а потом и вовсе велел прекратить пение.

2. Плотник Семён Андреев, часто бывавший у Феодора Козьмича рассказывал: «Бывало, пойдёшь с Феодором Козьмичём гулять по полю или по лесу, а он идёт и про себя под нос бурчит: «Был царь, теперь бродяга…»

3. Последние годы Феодор Козьмич жил в доме купца и золотопромышленника Семёна Феофантьевича Хромова. Однажды Хромов - читал вслух со своими знакомыми какую-то книгу, где передавалась беседа Александра с Наполеоном. Вдруг из боковушки, где молился старец, послышались слова: «Никогда я этого не говорил ему…». Затем старец отрёкся от своих слов, сказав, что Хромову почудилось.

Следует привести ещё несколько красноречивых фактов из биографии Феодора Томского.

Отец Георгий Белоусов слышал о том, что один из ссыльных солдат узнал в старце Феодоре императора Александра и пал перед ним на колени. Феодор Козьмич поспешил поднять его на ноги и просил никому не говорить, кто он. Но солдат не послушался и рассказал».

Со слов священника Тыжнова, старец при оправе иконы в рамку вложил букву «А», сказав при этом: «Под этой литерой хранится тайна - вся моя жизнь» 20. С. 110.

Однажды при починке рамы окна кельи Феодора Козьмича его сильно безпокоили. Старец не вытерпел и, рассердившись, гневно сказал: «Перестаньте! Если бы вы знали, кто я, вы бы не осмелились меня так беспокоить. Стоит мне написать одну строчку в Петербург, и вас здесь не будет!»

Есть мнение, что старец Феодор Козьмич не причащался, мотивируя это тем, что он уже отпет.

В последние свои дни старец страдал, но терпел, стараясь никого не беспокоить. Когда же прибыл его исповедовать отец Рафаил из Алексеевского монастыря, то и на смертном одре Фёдор Кузьмич наотрез отказался раскрыть свою тайну.

«Это Бог знает, - тихо проговорил Феодор Козьмич в ответ на предложение назвать имя своего ангела для помина души. Имена родителей он также назвать отказался, сказав лишь, что Святая Церковь за них молится.

Семён Хромов рассказывал, будто ему больше посчастливилось. 19 января 1864 года Хромов нанёс визит старцу с целью проведать его, так как тот был болен и слаб. Упав на колени, он задал вопрос: «Есть молва, что ты, батюшка, не кто иной, как Александр». Феодор Козьмич невозмутимо ответил на это: «Чудны дела твои, Господи... нет тайны, которая не откроется». На другой день старец продолжил разговор следующими словами: «Панок, хоть ты и знаешь, кто я, но когда умру, не величъ меня - схорони просто» 20. С. 143.

В день приставления, старец указал Хромову на холщовый мешочек, висевший на стене его кельи, после чего произнёс слабеющим голосом: «В нём моя тайна!» После смерти старца Хромов обнаружил в этом мешочке две записки, представляющие собой узкие полоски бумаги, одна из которых содержала молитву, другая - зашифрованные письмена. Согласно одной из версий тайнопись воспроизводится как: «Но когда Александр молчит, Павел не возвещает», то есть, когда Александр молчит, его не терзают угрызения совести относительно Павла.

По версии Барятинского, слово «струфион» во второй записке означает «страус», поэтому фраза переводится так: «Я (то есть, Феодор Козьмич) скрываю тебя, Александра I, как страус, прячущий голову под крыло». Но эта короткая фраза может означать и куда более простое толкование: «Александр скрылся как страус. Общеизвестно, что страус при опасности прячет голову в землю, и царь решил спрятаться в земле русской, уйти в народ, в безвестность.

Закономерен вопрос: «Откуда старец, если это Александр I владел искусством шифровки?» Виктор Фёдоров находит этому разумное объяснение - именно на 19 век приходится расцвет русской военной разведки. «Необходимо помнить, что Александр I - не первый русский царь, знакомый с тайнописью. Ещё царь Алексей Михйлович пользовался в переписке шифрами, и даже сам составлял шифры, причём весьма профессионально. Выходит, Феодор Козьмич, как бывший император, мог пользоваться прежними знаниями и даже намерено усложнить код шифровки», используя помимо масонского шрифта причудливую смесь из андреевского креста, латыни и французского.

После кончины Феодора Козьмича из его сундука при свидетелях доставал икону Божьей Матери, ту самую, которую, как оказалось, взял из Александро-Невской лавры перед отъездом в Таганрог.

В сундуке нашли дорогой перстень, письмо Наполеона к Александру и, наконец, свидетельство о браке в Белой Церкви великого князя Александра Павловича с Елизаветой Алексеевной. Все эти вещи Хромов повёз в Петербург. Вещи у него изъяли, его долго допрашивали и велели держать язык за зубами.

Похоронили старца, как он и завещал, в томском Алексеевском монастыре. Над могилой был поставлен крест, выкрашенный белой краской, с надписью: «Здесь погребено тело Великаго Благословеннаго старца Феодора Козьмича». Слова: «Великаго Благословеннаго» властью было велело скрыть. Но со временем надпись вновь себя обнаружила.
Историк-архивист Иван Василич издал о том документальную книгу.

Пётр Россиев в своей заметке «Старец Феодор Козьмич» показал, как чтит народ память о старце. «Мне довелось быть в Сибири, когда разгоралась война с Японией, и я воочию увидел какой ореол благоговения сияет вокруг могилы Феодора Козьмича. Серафим Саровский, Амворсий Оптинский и другие старцы ещё при жизни служили примером кротости, но они всё же при жизни были "простыми смертными", а Феодор Козьмич «вышел-де из дворца». Призванные на войну, припадали к его могиле за отеческим благословением. В этом чувствуется не одна только вера в старца. Нет, здесь нечто большее: взгляд народа на старца Феодора как на отца, вследствие тождества - Царь есть отец. И среди туляков, и среди сибиряков. И вообще, когда речь заходила о Феодоре Козьмиче, обыкновенно приходилось слышать, что в соборе Петропавловской крепости погребён не Александр Благословенный, а очень похожий на него солдат».

Есть сведения, что на могилу старца приезжали представители знати, приближенные Государя. Александр III, будучи великим князем, посещал Томск как инкогнито. Тайный советник Галкин-Врасский во время остановки в Томске в 1882 году осмотрел келью старца и провёл там панихиду, после чего, выдав Хромову 50 рублей, распорядился установить новую оградку, крест и медную доску. Перевезти останки старца в Петербург не стали,  его могила находилась в ограде Алексеевского мужского монастыря, как заповедовал Великий старец и, соответственно опекалась духовными лицами. В противном случае, тайное стало бы явным» (222 с.). В 1891 году во время своего пребывания в Томске келью Феодора Козьмича посетил цесаревич, будущий Святый Государь великомученик Николай Александрович. «Неоднократно посещали келью и могилу старца министры, генералы, статс-секретари и другие высокопоставленные лица». (177 с.)

Самым деятельным среди почитателей старца в начале ХХ века являлся настоятель Алексеевского мужского монастыря Архиепископ Пермский и Екатеринбургский, архимандрит Иона. Он собирал о старце различные сведения, записывал рассказы о нём как об исцелителе недугов и как о великом подвижнике. Есть основания считать, что настоящее имя старца было известно Ионе, который исповедовал старца 20 января 1864 года. В этом смысле помочь восстановить истину по вопросу Феодора Козьмича помогала церковь, которая в то время  уже признавала неопровержимые факты касательно тождества Александра и Феодора Томского путём сохранения его мощей как безценной Российской реликвии. Что было далее с Российскими монастырями, о том совсем другая история.

Сохранилась удивительная совершенная покаянная молитва Святаго Великаго Благословеннаго Праведнаго старца Феодора Томскаго, данная Бодажией милостию нам в назидание:


                                       +Во имя Отца и Сына и Святаго Духа аминь+

О, Владыко Человеколюбче Господи, Отец, Сын и Святый Дух, Троица Святая; благодарю Тя Господи, за Твое великое милосердие и многое терпение. Аще бы не Ты Господи, и не Твоя благодать покрыла мя грешнаго во вся дни и нощи и часы, то уже бы аз окаянный погибл, аки прах перед лицем ветра, за свое окаянство, и любность, и слабость, и за вся преестественныя грехи. Уже бо не престаю и не престану часа того, что не сотворить греха, а когда возхощет приити  ко отцу своему духовному на покаяние, отча лица устыдихся, грехи утаих, и  оныя забых и не могох всего исповедати срама ради и множества грехов моих; тем же убо покаяние мое нечистое есть и ложное рекомо, но ты Господи, ведый тайну сердца моего, молчатися разреши и прости в моем согрешении и прости грешную мою душу, яко благословен еси во веки веков, Аминь
.


Молитва 3-я, Симеона Метафраста ко святому причастию.

Едине чистый и нетленный Господи, за неизреченную милость человеколюбия наше все восприемый смешение, от чистых и девственных кровей паче естества рождшия Тя, Духа Божественнаго нашествием, и благоволением Отца присносущнаго, Христе Исусе, премудросте Божия, и мире, и сило; Твоим возприятием животворящая и спасительная страдания восприемый, крест, гвоздия, копие, смерть, умертви моя душетленныя страсти телесныя. Погребением Твоим адова пленивый царствия, погреби моя благими помыслы лукавая советования, и лукавствия духи разори. Тридневным Твоим и живоносным Возкресением падшаго праотца возставивый, возстави мя грехом поползшагося, образы мне покаяния предлагая. Преславным Твоим вознесением плотское обоживый восприятие, и сие десным Отца седением почтый, сподоби мя причастием святых Твоих Таин десную часть спасаемых получити. Снитием Утешителя Твоего Духа сосуды честны священныя Твоя ученики соделавый, Приятелище и мене покажи Того пришествия. Хотяй паки приити судити вселенней правдою, благоволи и мне усрести Тя на облацех, Судию и Создателя моего, со всеми святыми Твоими: да безконечно славословлю и воспеваю Тя, со безначальным Твоим Отцем, и Пресвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

 "...Тридневным Твоим и живоносным Воскресением падшаго праотца возставивый, возстави мя грехом поползшагося, образы мне покаяния предлагая".
http://www.wco.ru/biblio/books/theotom/Main-Con.htm#
http://www.wco.ru/biblio/books/theotom/Main-Con.htm#

Память: 20 января / 2 февраля (представление), 10 / 23 июня (Собор Сибирских святых), 22 июня / 5 июля (обретение мощей)



https://teo_tetra.livejournal.com
Tags: Cв.Преподобный Иосиф Волоцкий., EST АРИЯ суть ИСТ ОРИЯ, Великий Благословенный старец Феодор Коз, Молитва Благословеннаго старца Феодора Т, Светлое Христово Возкресение, Святая Царская Семья, Святый Горсударь Александр I., молитва.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments