Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

Жанна Бичевская - Поручик Голицын

Солнце светило ярко.
В комнате было тепло.
Лучами оно играло, грело через окно...
Это было уже когда-то,
где пол века назад
соединяло память горевшей лампады.
Она и теперь горела.
Надо поправить фитиль,
Образ бы не закоптила .
Давно вытирала от пыли
бабушка. В детстве учила,
казачка Донской станицы.
С ней мы увидимся скоро,
наяву, не во сне приснится.
Чирикают птицы громко...
Вспомнил  запах борща, того,
что всегда варили в казачьих куренях.
Не был пол века дома,
а вспомнил в таких деталях
степи казачьего Дона,
безкрайние синие дали.
Люди, которых уж нету,
теплую воду реки,
уютную белую хату
и крепость отцовской руки,
и ласку родимой матери.
Где вы теперь, родные?
Братья убитые красными
стоят предомной, как живые.
Скоро и я преставлюсь,
всех разцелую крепко,
скажу вам: "Христос Воскресе!
Вырвался я из клетки!".
Долго топтал чужбину,
но тосковал по дому.
Мне бы в казацкие степи,
вдохнуть своего, родного...
"Ряд цепью!! Первая стоя,.. вторая - с колена!! Становись!!....
Вижу в чужой квартире
умирает стабной полковник.
Пожил своё в этом мире,
а кто его будет помнить?
Тихо стучат часы в зале.
Только-что был священник,
приобщил его Святых Таин,
и ближе еще стал тот берег.
В памяти всё обострилось.
Я тосковываюсь, паскуда...
Время войны гражданской -
русская Белая удаль.
Верностью, Честью и Долгом
лечили телесные раны.
Шрапнелью в снегу пораженный,
и думал, что уж не встану.
За душу России сражались,
за Силу и Славу Народа,
за Образ Святой, родимый,
от большевистского гнёта,
Чтоб была всегда свободной,
вернулась в Отечество Духа.
От красных знамен отряхнулась,
поруганная, порушенная.
За это погибнуть не жалко.
За это и бились отважно.
Война, Героизм, Упорство,
Безумие - смерти жало,
Подвиг, Жестокость, Злоба,
Ненависть, Слава и Честь.
Рядом с предательством, трусостью,
шкурничеством и Местью
идут офицерские роты,
рождая Веру примером,
молча на пулемёты
смотрят угрюмо и смело.
Мужество, Цельность породы,
Сила и чувство Долга.
Вас снова Россия вспомнит,
и вознесет надолго.
"С нами Бог!!! А с Богом и с молитвой их будем бить!! На всё воля Божия!! Раз суждено умереть, так умрём с Честию!! Или грудь в крестах, или голова в кустах!!!" За Веру, за Царя и Отечество!! Шашки наголо!!! В штыковую...Вперёд..." Ура...".
Так всё тогда начиналось,
мы шли Радеть в благоденстве.
Ростов на Страстную взяли,
так близко звездные бездны!
Не зная ночное небо,
огни в Кафедральном Соборе...
А через год на улице -
пустота, боль и горе.
Лазарет, вокзал, тиф, сыпняк,
заколоченные магазины,
разбитое кафэ "Ампир",
ветер в лицо и спину.
Шинели обледенелые,
в них трудно пошевелиться,
раненые на подводах,
но сколько всё это продлится?
В брод переходим речку,
спасилку Донских степей,
несём на винтовках скрещенных
истерзанных людей.
Где Ты Господь милосердный,
отступил от своей России,
в муки бесовские ввержена,
запачкана кровью, насилием...
Несётся на хутор лава,
плюется от туда смертью.
Опять я кажется ранен,
а рядом поручик мёртвый.
Лазарет захватили красные.
"Ну что сестрица, стреляться?
Подожди, успокойся братец.
Мне кажется всё обойдётся...".
Палящее Солнце, кузнечики...
Лица в пыли уставшие
заняли станцию удалью.
Хороним за Родину павших.
Лежит на траве мальчишка,
фуражка чуть-чуть поодаль.
Руки разкинул в стороны.
Склонился в поклоне ковыль.
Шапки долой на молитве.
Священник служил литию.
"Вечную Память" пропели
погибшим в этом бою.
Они и пожить не успели.
Не стали отцами и дедами,
но веру свою не предали.
А в луже виднеется Небо.
И это же Небо я видел в Крыму,
когда в даль уплывали.
А сердце щемило тоскою.
Россию мы потеряли.
У мола стояли с грустью.
И лошади в даль смотрели,
солёной воды касались,
но пить не могли, не смели.
Ах кони, как мне вас жалко.
Жалость и стыд перед вами.
Храпящие, грязные, в пене,
замученные, усталые, раненые, в агонии...
Не знали за что воюете,
зачем человек жестокий
заставил скакать на пули...
В Париже, в чужой квартире
умирал отставной полковник.
Россию он помнил крепко.
А кто его будет помнить?
Где пали воины и бойлы
давно поросла трава,
и он на днях упокоится
на Женевьен-Дэбуа.
"Останемся же мы Русскими и поднимем Святое знамя борьбы за возвращение к национальным идеалам Добра и Справедливости"...И веры в Бога!".



Разсказ Жанны Владимировны Бичевской о том, как ей, с Божией помощью, во время пребывания ея в Париже удалось услышать в первоисточнике песню "Поручик Голицын". Этот разсказ, услышанный ей от престарелой четы Белоэмигрантов глубоко связан со стихами микса Nastoyatel - Белый офицер. Стихотворение без видеоряда представлено на сей странице. Что касается микса - "Ищите, да обрящете. Толцыте, и отверзется вам". К тому же, он (микс на вышестоящее стихотворение) есть и в моем блоге.


http://teo_tetra.livejouenal.com
Tags: virtus-et-gloria.com, БЕЛАЯ ГВАРДИЯ, Белая Освободительная Борьба., Белое, Белое единство, Белый менталитет., Белый офицер Никола Боголюбов, Казаки, Казаки и казачата, Катакомбная Церковь России, Мужское, Ораараийская раса., комуняки жидомразь, консервативная контрреволюция.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments