Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

Царь и священник

Оригинал взят у ortorussia в Царь и священник
Оригинал взят у rosh_mosoh в Царь и священник


В 1917 году в результате государственно-политического переворота в России рухнул тысячелетний церковно-канонический строй.
Путем политического заговора от государственной и церковной жизни был отстранен, а затем ритуально убит русский Царь. Самочинный Поместный Собор Русской Православной Церкви, инспирированный заговорщиками, молчаливо оправдал совершенное беззаконие, революционным избранием патриарха обратив на его главу церковную анафему и соборную клятву 1613 года, данную русским народом на верность до кончины века царю из рода Романовых, как Помазаннику Господню, священному Главе и хранителю народа Божия, Святой Церкви.
Цареотступничество духовенства и монашества положило начало клерикальной революции, приведшей к устранению из церковно-канонической практики всего царского чина в лице Царя, назначаемой им синодальной оберпрокуратуры и носителей проистекающего из царской воли ктиторского ставропигиального права, к уничижению достоинства народа Божия как «царского священия», «царей и иереев Богу» (Ап. 1, 6).
Древние права избрания и назначения священников и епископов, созыва церковных соборов, церковного суда и приношения жертвы, принадлежавшие в Церкви народу Божию и находившие осуществление в Священной Особе Православного Царя и Императора Всероссийского были узурпированы клиром, а фактически перешли в руки завоевавших Россию большевиков — сначала церковного отдела ГПУ—НКВД, а затем Совета по делам религий, решавших вместо клира актуальные канонические вопросы церковной жизни, — смещения и назначения священников и епископов, открытия или закрытия приходов, регламентировавших порядок уставных богослужений и т. д.
Лишенный каноничного иерархического чиноположения в Церкви по царскому чину, имеющему свою каноническую иерархию, возглавляемую и утверждаемую Священной Особой Православного Государя благочестивый мирянин, сын Церковный и государев богомолец оказался бесправным субъектом церковно-канонических отношений, утратив принадлежащее ему каноническое достоинство ревнителя веры и благочестия, защитника и хранителя Святой Церкви, захваченное и присвоенное в отношениях с церковной иерархией богоборческой властью. Симфония царской и священнической власти в управлении Церковью Христовой, народом Божиим, составлявшая каноническую основу церковной жизни, оказалась разрушенной.
Отделение Церкви от государства, провозглашенное большевиками в качестве лозунга в борьбе за свободу Церкви, на практике означало революционное, то есть по соглашению с антимонархически настроенным клиром в интересах профанирования и подчинения народа Божия произведенное, упразднение государева чина из церковно-канонических отношений, началом имевшее вероотступничество духовенства, выразившееся в умалении, а затем и отрицании экклезиологического и канонического значения власти Помазанника Божия, Православного Царя.
Источником Царской власти является Божественное установление. И сама Царская власть признается непосредственным орудием Промысла Божия в области человеческих отношений. «Мною царие царствуют» (Пр. 8, 15) — говорит Премудрость. — И «сердце царево в руце Божией» (Пр. 21, 1).
Священное Писание говорит о двух заветах, утвержденных между Богом и народом Израиля, Его Церковью. Завет священства – роду Аарона, и завет царский «Давиду, сыну Иессееву от колена Иудова, наследство царя сына от сына единаго» (Сир. 45, 30; 47, 13). Согласно православной экклезиологии, ветхозаветное аароново священство пременилось в новозаветное, установленное по преемству апостольскому, а царский завет дома Давидова, исполнившись на Христе, возобновился в роде православных государей, продолжающемся до кончины века по династическому преемству кровного родства и брачных уз.
Собственно слово царь на восточных наречиях означает защитник, пастырь, держатель и переводится на славянский язык как Державный, Самодержец, или Удерживающий.
На языке Священного Писания царь часто называется Помазанником или Христом Господним, соответственно одному из трех священных достоинств Иисуса Христа как архиерея, пророка и царя, прообразом или живым изображением которого является в Ветхом и Новом Завете ветхозаветный или Православный Царь.
Согласно трем священным достоинствам Священноначальника Христа полагаются во Святой Церкви и три священные чина или иерархии - царская, священническая и пророческая (иноческая).
Учение Церкви о священном достоинстве и особом месте и значении в деле Божественного Домостроительства Православного Царя закреплено в церковных канонах и анафематизме, читаемой в неделю Православия:
«Помышляющим, яко Православнии Государи возводятся на Престол не по особливому о них Божию благоволению и при помазании дарования Святаго Духа к прохождению великаго сего звания в них не изливаются и тако дерзающим противу их на бунт и измену: анафема, анафема, анафема».
Освященный Собор земли Русской 1613 года, избравший на царство Михаила Феодоровича Романова подтвердил особое значение династической преемственности царской власти в церковно-государственном строительстве, подобное преемственности апостольского рукоположения, дав клятву верности до кончины века царю из рода Романовых и оградив ее соборным проклятием.
Приняв революционное свержение власти боговенчанного Царя как свершившийся факт Поместный Собор 1917 года подпал под отеческое проклятие Земли Русской, клявшейся за себя и за потомков в верности свергнутому Царю.
Без какого-либо соборного определения отказавшись от молитвенного возношения имени свергнутого благоверного Императора и всего Царствующего Дома, сначала революционный Синод, а затем и Поместный Собор оказались вне канонического общения с Российской Православной Церковью, анафематствовавшей царских изменников и бунтовщиков.
Государев чин, царское священие, державные русские люди подверглись жестокому уничтожению. Кто не отрекался от Царя, тех мучили и убивали. Оказавшаяся вдовой Русская Церковь в лице неистинных и теплохладных архиереев и священников совершила любодеяние с богоборческой властью, уступив ей то, чего не хотела дать законному Государю, предав и саму священную память своего христа Царя.
Симфонические отношения между царской и священнической властью в управлении Церковью нуждаются во взаимном признании и утверждении их легитимности.
Царь назначает патриарха, которого рукополагают епископы, а патриарх миропомазует на царство законного Царя, который сам в присутствии народа и синклита собственноручно возлагает на свою главу царский венец в знак божественной инвеституры царской власти, которая не передается, а только утверждается молитвами первосвященника. Священное достоинство царского чина имеет начало в боговенчанном Царе как своем плотоносном священноначальнике, передаваясь от самого Царя царскому синклиту и иерархически до последних государевых людей и подтверждается молитвами Церкви.
Блаженный Симеон архиеп. Фессалоникийский в истолковании Православного богослужения говорит, что те же моления, которые совершались патриархом при венчании Императора на царство, были произносимы и над другими сановниками как сопричастными царскому чину.
Согласно Ж.Дагрону, «используемый в ритуале назначения на некоторые «светские» должности термин рукоположение (хиротония) и формула, используемая при назначении цесаря или прочих выских сановников: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа наше царство, данное нам Богом, возводит тебя[в такую-то должность], превращает императорский ритуал, дарующий сан цесаря или нобелиссима, в своего рода священническую хиротонию. «Книга церемоний» (…) демонстрирует, в каких именно случаях император благословляет собравшихся крестообразно и совершает каждения. На Ипподроме он трижды благословляет складками своей хламиды димы и собравшийся народ, который при этом восклицает «Свят, Свят, Свят», то есть признает, что он помазанник Божий; он благословляет и того, кого возводит в сан цесаря, совершая крестное знамение царским венцом, который он намеревается возложить на его голову, он трижды благословляет собрание сенаторов, когда приходит проповедовать в начале Великого поста в зале Магнавр; он благословляет город и затем молится о нем, когда он отправляется в провинцию. В церемониале Великих праздников он приемлет кадило, которое ему подносит патриарх или диакон, и совершает каждение алтаря, престола, жертвенника, запрестольного креста и литургической утвари из скевофилакии Святой Софии, престола и алтаря во Влахернском храме, престола церкви Святых Апостолов и могил Льва VI, Феофано, Василия I и Константина Великого. Его благословение приобретает здесь особенный смысл, поскольку оно совершается трикирием, который символизирует просвящение Святым Духом и дар учительства, то есть права наставления в вере в силу Божественной харизмы» (Ж. Дагрон, Император и священник, СПб, 2010, с.330-331).
Особая роль принадлежит императорам в созыве церковных соборов, решении канонических и богословских вопросов, а также в назначении епископов и образовании и утверждении церковно-канонических установлений.
В безгосударное время легитимность церковной иерархия подтверждается воздвигаемыми на нее гонениям со стороны безбожной власти.
Каноничная иерархия в безгосударное время по необходимости бывает гонима, как это и произошло с оставшимися верными Царю архиереями и священниками, убитыми и замученными в годы гонений.
Экклезиологическое положение благоверного монарха определяется его достоинством царя и священника, унаследованным Православными Государями от древности.
Царем и священником был Мелхиседек (Быт. 4, 18). Праотец Авраам, царь от Бога (Быт. 23, 6), совершал также и жертвоприношения. То же делали и иные патриархи, наследовавшие прародительское царственное достоинство (Быт. 17, 6) и право приношения жертвы.
Согласно двоякому прообразовательному и конкретно-историческому смыслу толкования слов Священного Писания царем и священником являлся св. царь и пророк Давид, к которому как к прообразу обетованного Мессии относятся слова пророчества: «Клятся Господь и не раскается: ты иерей во век по чину Мелхиседекову» (Пс. 109, 4). Указание на жреческое достоинство можно видеть в собственных словах царепророка Давида: «Се, ныне обыдох и пожрох в селении Его жертву хваления и воскликновения» (Пс.26).
Жертву в храме приносил царь Соломон.
По окончании строительства храма, как сказано: «Обрати царь лице свое и благослови царь всего Израиля: весь же собор Израилев стояше (...). И ста Соломон пред лицем олтари Господня пред всем собором Израилевым и воздвиже руце свои на небо». - И сотворил молитву за народ. - «И бысть егда сконча Соломон моляся ко Господу всею молитвою и молением сим, и воста от лица олтаря Господня припад на колена своя, и руце свои возде на небо, и ста и благослови весь собор Израилев (...). И царь и вси сынове Израилевы пожроша жертву пред Господом. И пожре царь Соломон жертвы мирныя, яже пожре Господу, волов двадесять две тысящи, и овец сто и двадесять тысящ» (3 Ц. 8, 14-63).
Римский Император являлся одновременно верховным понтификом, то есть, главою коллегии жрецов. Восточные христианские Императоры до Феодосия Великого носили официальный титул понтифик максимус (верховный жрец).
Царское место в Успенском соборе Московского Кремля — главном святилище Православной России — представляет собой огороженное и покрытое священной сенью пространство, будто бы храм в храме, или реликварий древнего священного культа.
Власть в Церкви Православного Государя, как царя и иерея по чину Мелхиседека распространяется на область церковно-каноническую и богослужебную таким образом, что не подменяет церковной иерархии, но дополняет и исправляет ее действия.
Полковник Ф. Винберг в книге «Крестный путь» описывает один случай проявления царственного священства Государя Императора Николая Павловича.
Богатый гвардейский офицер полюбил девушку протестантку, оказавшуюся одинокой в России без знания русского языка. Девушка согласилась выйти за него замуж. Но, не имея согласия родственников на неравный брак и отчасти поддавшись легкомысленным настроениям, царившим в кругах блестящей петербургской молодежи, офицер сыграл такую шутку. Заказав в одной из церквей заздравный молебен, он пригласил на него возлюбленную и своих друзей, которые после окончания богослужения поздравили молодых людей с бракосочетанием и после пирушки в доме офицера, на которой приглашенные дружно изображали свадебное торжество, разъехались по домам. Офицер же, подав в отставку, отправился с молодой женой в собственное поместье, где прожив долгую счастливую жизнь, заимев нескольких детей, но так и не найдя в себе сил признаться в обмане, наконец, умер, оставив бедную вдову с детьми без права получения положенного ей наследства.
Вдова обратилась с прошением на имя Государя.
«Прошение было подано Государю Министром Двора, Графом Адлербергом. Прочитав его, Государь казался взволнованным и глубоко задумался. Через некоторое время, подняв глаза на графа, Он улыбнулся и тихо спросил: «Как ты думаешь, граф, что тут можно сделать?» - «Увы, Ваше Величество» - отвечал Адлерберг: мне кажется, что сделать ничего нельзя. Закон –бессилен помочь несчатной…».
«Плохо же ты понимаешь значение Самодержавия!» -воскликнул Император: «смотри!». И Государь тут же положил на прошении Свою резолюцию: «Вменить молебен в бракосочетание. Николай» (Ф.Винберг, Крестный путь, СПб, 1997, с.242).
Известна роль Царя в прославлении великих святых Российской Православной Церкви преп. Серафима Саровского и свят. Иоанна Тобольского, канонизированных по царскому повелению вопреки упорному сопротивлению Синода.
Сугубая сила благодати царского Помазания против благодати священства вязать и решить грехи человеков является в том особенном случае, когда смерть на поле брани за Царя, даже и неверных, как крестившихся в собственной крови, вменяется в мучениичество за Самого Христа, а хула на Царя, яко хула на Самаго Духа Святаго не прощается ни в сем веке, ни в будущем» (Мф. 12,31-32).
Та могучая сила Русского Духа, которой веками собиралась и строилась великая Держава Российская, имеет основание в Православном Царе, в царском благословении, почивающем на главе народа Божия, Святой Церкви, которое до ныне отнято от нее.
Согласно пророчествам многих святых в России перед кончиной века должно произойти восстановление самодержавного государственно-политического и церковно-канонического строя.
Как говорил свят. Феофан Полтавский, духовник последнего русского Царя: «Времена тихие, спокойные кончились. Впереди горе ждет людей и тяжкие страдания. Прежде всего будет мировая вой-на, как и сказано в Евангелии: «восстанет бо язык на язык и царство на царство» (Мф. 24, 7). За преумножение беззаконий, за богоотступление, которое Господь нарек «мерзость запустения стоящу на месте святе» (Мф. 24, 14), иными словами, это — Церковь, за грехи в первую очередь епископата, а затем и священничества, как и начальствующих лиц в государстве, за все это Господь попускает (...). В Церкви бедствия дойдут до того, что верными Богу останутся только два, много — три иерарха. Я не говорю от себя. А то, что я слышал от богодухновенных старцев, то и передал (...). Господь помилует Россию ради малого остатка истинно верующих. В России, говорили старцы, по воле народа будет восстановлена Монархия, Самодержавная власть. Господь предизбрал будущего Царя. Это будет человек пламенной веры, гениального ума и железной воли. Он прежде всего наведет порядок в Церкви Право-славной, удалив всех неистинных, еретичествующих и теплохладных архиереев. И многие, очень многие за малыми исключениями будут устранены, а новые, истинные, непоколебимые архиереи станут на их место. По женской линии он будет из рода Романовых. Россия будет мощным государством, но лишь на малое время...» (Россия перед вторым пришествием, т. 2, М., 1998, с. 436) .

Священное предание утверждает и охраняет не только каноническую преемственность церковной иерархии, но и духовное преемство личной святости, т. е. способность духовно-наследственной передачи и усвоения от духовных отцов к чадам личной харизмы или тех служебных небесных сил бесплотных, которые в земных подвигах и борениях соучаствовали святому.
Преп. Симеон Новый Богослов прямо говорит о невозможности спасения без установления личных духовно-преемственных отношений к Церкви Торжествующей, без получения и присвоения духовного наследства от преждепочивших святых: «Кто не изволяет со всею любовию и желанием в смиренномудрии соединиться с самым последним (по времени) из всех святых, имея к нему некое неверие, тот никогда не соединится и с прежними и не будет вчинен в ряд предшествовавших святых, хотя бы ему и казалось, что он имеет всю веру и всю любовь к Богу и ко всем святым. Он будет извержен из среды их как не изволивший в смирении встать на место прежде век определенное ему Богом и соединиться с тем последним (по времени) святым как предопределено сие ему Богом» .
Св. Церковь верует, что Русский Царь Помазанник Божий как богопоставленный правитель народа наделен верховной властью и силой от Самого Бога, «ибо он Божий слуга, отмститель в наказание делающим злое, не напрасно носит меч» (Рим. 13, 4), и как охранитель и ревнитель веры и благочестия имеет к исполнению возложенного на него бремени власти благодатную харизму «заступления, правления» (I Кор. 12, 28).
Помощь и заступление в житейских обстояниях подается по молитвам Царственных Мучеников в свою меру всем прибегающим к ним с верою. Но кто и каким образом наследует духовно-генетическое преемство самой полноты Божественной благодати «заступления, правления», действовавшей в последнем Русском Царе – этот державный меч царства Российского?
Согласно юридическому закону, вступающий в наследство с ним вместе принимает на себя и обременяющие его долги, не заплатив которых, не может вступить в распоряжение состоянием. Таков же закон духовного наследования, не раньше увидит благочестивый подвижник славу Креста, чем приимет на себя и иждивет крестное поношение.
Древний церковный обычай присваивать поношение Христово как драгоценнейшую святыню, наследственно принимаемую от преждепочивших свидетелей веры, указывает на тот путь, которым будет введен в наследство харизмы ритуально убиенного Русского Царя его державный преемник – грядущий навстречу человеку беззакония, сыну погибельному последний православный Царь.
О нем свидетельствует Писание: «Владеет Вышний царством человеческим и емуже восхощет, даст е, и уничиженное человеков восставит над ним» (Дан. 4, 14).
Его предвозвещает пророк: «Высок над всеми языки Господь (…), воздвизаяй от земли нища, и от гноища возвышаяй убога, посадити его с князи людий своих» (Пс. 112, 7-8).
Про него говорят святые последних времен: «…за веру восстанут неизвестные миру и восстановят попранное» (старец Порфирий Глинский).
Не следует ли в библейских прорицаниях на нища и убога видеть предсказание династического восстановления из генетического худородства по молитвам святых священного семени Православных Царей, о пребывании которого до времени в сокровенной неизвестности возвещает Премудрость: «Яко яблонь посреде древес лесных, тако брат мой посреде сынов» (Песн. Песн. 2, 3).
Каким-то образом этот праведник, муж скорбей, седмерицею искушенный в пещи смирения, презираемый всем миром, но знаемый у Бога наследник крови древних царей в духовно-генетическом поединке с антихристом восприимет на себя всю ненависть и злобу, какая не выпадала на долю ни одного из посмешищ мира, и наследует царский меч, генетически-наследственную благодать царства.
Экклезиологическая легитимность последнего русского Царя, как можно думать, будет утверждена и запечатлена помазанием того великого антихристианского гонения, в котором он соберет по царскому чину остаток державных русских людей на конечную битву за благочестие, в которой всякая смерть обманутого и обуморенного отпавшей от Бога теплохладной и лжеименной иерархией русского человека, где бы ни пролил он свою священную русскую кровь, по слову Государеву, вменится ему в мученичество за Христа.

Николай Козлов
Tags: РПЦЗ, Светлые души Царской семьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments