Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

Category:

Не тех кавалеристов назначили панфиловцами …

Оригинал взят у makarih_203 в Не тех кавалеристов назначили панфиловцами …




... Тема откровенного советского и неосоветского идиотизма в «массовом героизме» откровенно надоела. Потому интересно посмотреть то, что сообщало немецкое командование в описаниях боев с РККА в период с 16-го по 24-е ноября 1941 года (под Волоколамском, естественно).



1941. 11 - 16
Часть немецкой карты группы армий «Центр» за 16-е ноября 1941 года. Почему наступление начнется не 11-го, не 15-го, а именно 16-го ноября? Потому что будет соответсвовать для этого погода: будет морозно, но солнечно.


Документ полностью называется: ОПИСАНИЕ ХОДА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ 4-Й ТАНКОВОЙ ГРУППЫ С 14 ОКТЯБРЯ ПО 5 ДЕКАБРЯ 1941 ГОДА. Штурм до ворот Москвы. Бои 4-й танковой группы за Москву в период с 14 октября по 5 декабря 1941 года. (Этот же документ любой желающий может самостоятельно найти в сборнике «Русский архив», том 15-ть (Москва 1997 год): «Сборник документов: БИТВА ПОД МОСКВОЙ»).

Полностью его цитировать нет смысла, конкретно только то, что касается описания хода боев с 16-го по 24-е ноября 1941 года: Параграф: Удар 5-го корпуса.

16-го ноября 5-й корпус генерала Руофа (2-я танковая дивизия, 35-я и 106-я пехотные дивизии), на левом фланге 4-й танковой группы, первым из состава группы переходит в наступление из района Волоколамск в направлении на Клин. 23-я пехотная дивизия следует за ним в качестве резерва. Задача корпуса – овладеть городом Клин и затем, повернув на юго-восток, отрезать Москву с севера. Неприятель всеми средствами пытается не допустить охвата своей столицы. Разгораются ожесточенные бои. К каким средствам в этой борьбе прибегают большевики яснее всего можно увидеть на примере одного боевого донесения, в котором дается описание атаки 44-й кавалерийской дивизии противника, имевшей место 17-го ноября в районе Мусино. Эта азиатская кавалерия была спешно переброшена неприятелем на наиболее угрожаемый северный фланг Московской зоны обороны:

«В 09.00 утренний туман рассеивается и, наконец, можно видеть вокруг холодный зимний ландшафт. Мы находимся на вершине холмистой гряды, несколько восточнее Мусино, у наблюдательного пункта одной батареи. В 3-х километрах от нас начинается лес, исчезающий за горизонтом. Между нами и лесом простираются неширокие поля с небольшим кустарником. Сквозь тонкий снежный покров проглядывают борозды и жневье. Солнце подымается еще выше*. Один из наших полков имеет задачу наступать в северном направлении. Он занимает исходный рубеж в деревне за нами. 10.00 утра ...


* Note: 16-го, 17-го и до 25-го ноября 1941 года погода была солнечная и морозная, средняя температура воздуха
–5 градусов по шкале Цельсия.

... Внезапно в направлении намеченного наступления полка показывается 60 – 70 конных, которые после нескольких выстрелов нашей артиллерии скрываются в глубине леса. Наше командование рассчитывает на наличие у неприятеля кавалерии, поэтому появление конного разведывательного разъезда не придается особое значение. Справа от нас виднеются деревянные крытые соломой избы деревни Парфинниково. Дома деревни вытягиваются подковой в сторону леса. Эта деревня еще вчера была ареной ожесточенных боев, а сегодня она по-прежнему остается заманчивой целью для советских войск.

Внезапно перед избами, занятыми солдатами одного из батальонов нашего полка, появляются четыре танка. Двигаются они не ощупью и осторожно, как это бывает обычно, а несутся по замерзшему полю напрямик к намеченной цели. Только один раз они делают небольшую остановку и затем несутся дальше. Хорошо замаскированные на окраине деревни противотанковые орудия молчат. За наступающими советскими танками нет сопровождающей пехоты, но опасность прорыва становится все более вероятной. Но за пушками у орудиях стоят испытанные в боях Солдаты, которые еще вчера на коротких дистанциях уничтожили не один танк неприятеля. Вспыхнул головной танк, проходит еще 100 метров, а затем взрывается. В течении 10-и минут такая же участь постигает и остальные три советских танка. Танка неприятеля медленно догорают.

Все наше внимание еще приковано к этому быстро развернувшемуся бою, как вдруг короткая команда командира дивизии заставляет нас повернуть свой взгляд с юга на восток. Его острый взгляд различил в глубине леса скачущую по узкой лесной просеке кавалерию. Кажется, это крупные силы, которые то исчезают за деревьями, то вновь появляются на небольших полянах, и наконец, продвигаясь на юг, исчезают в чаще. По телефону отдаются короткие ясные приказы передвигаются на батарею. Неожиданно, в 3 000 метрах от нас, на опушке леса появляются конные. Сначала их немного, но количество постоянно увеличивается: 50, 100, 300 и, наконец, справа и слева из гущи леса на запад несутся все новые массы советской конницы. Нам все еще не верится, что неприятель намерен атаковать нас на этом широком поле, предназначенном только для парадов. Нам рассказывали о небольших конных атаках в оборонительных боях под Смоленском, но атака силами более чем одного эскадрона против нашего совершенного оружяи и на местности, над которой мы полностью господствуем, – это безрассудное предприятие.

И тем не менее неприятель пускает в ход этот свой последний козырь. Появляющиеся в беспорядке из леса массы конницы незаметно и быстро принимают боевой порядок. Теперь это уже три шеренги, эшелонирующиеся друг за другом, двигаются в южном направлении, удаляясь от леса. Это непередаваемо прекрасное зрелище, когда в ясном солнечном зимнем ландшафте, седло к седлу, низко нагнувшись к шеям лошадей, с блестящими саблями наголо советский кавалерийский полк несется в атаку. Кажется, что вернулись времена монгольского нашествия, и неудержимый поток маленьких черных и косматых лошадей с вросшими в них азиатами, стремительно врывается в страны запада.

Но вот очарование рассеивается. Офицер-наблюдатель передает по телефону данные для стрельбы. Пулеметы появляются на краях окопов, Солдаты сбрасывают теплые варежки и начинается представление, которое не может нарисовать даже самая большая фантазия. Батарея ведет огонь с открытой огневой позиции. Первые снаряды начинают разрываться в массе атакующей конницы. К ним присоединяются разрывы снарядов противотанковых пушек. Их деревни южнее нас ведут огонь все орудия, которые только что уничтожали советские танки. Сплошное черное облако висит над продолжающим стремительное движение полком. По-видимому, уже ничто не сможет сдержать его порыв, хотя снаряды то и дело вырывают огромные бреши в сплошной массе лошадиных тел. И совершенно не объяснимо, как в этом море огня полк несколько поворачивает вправо, его авангард выносится прямо на открытую сторону деревни.

Огонь наших артиллеристов образует сплошную стену огня. Лошадиные трупы взлетают в воздух. Невозможно разобрать где люди, а где кони. Полк потерял управление и цель своего наступления. То, что совсем недавно было картиной, напоминающей парад, теперь превратилось в беспомощную массу. Небольшие группы лошадей без седоков, все в пене, движутся в разные стороны. Вся масса полка топчется бесцельно на месте. То вправо, то влево уносятся одичавшие в этом аду кони, давя все, что осталось живого на своем пути. Немногие еще усидевшие на конях кавалеристы тонут в этой сплошной массе, и наша артиллерия добивает последние остатки атаки.

И вот из леса несется в атаку второй конный полк. Невозможно представить себе, что после гибели всех эскадронов первого полка, кошмарное представление повторилось вновь. Направление атаки второго полка без изменения, и дистанция до него известна. И гибель второго полка происходит еще быстрее, чем первого. Только 30-ть кавалеристов во главе с офицером на прекрасном коне стремительно доносятся почти к самой деревне, и здесь они гибнут в огне наших пулеметов.

Глубокая тишина воцаряется над полем боя. Все смотрят туда, где только что, как во сне, неслись многочисленные кони. Одна из первых больших конных атак этой войны произошла под Москвой. Надо надеяться, что она была первой и последней в этой войне, а может быть и во всей военной истории … Поступают приказы. Полк переходит в наступление».

После первых успехов наступления 5-й корпус продолжает стремительное наступление вперед. И так как сосед слева из состава 3-й танковой группы также не сдает темпы, то к 23-у ноября соединения достигают первых целей наступления. В этот день 106-я пехотная дивизия входит в район Клин, 2-я танковая дивизия овладевает Солнечногорском; тем самым в немецких руках находится шоссе и железнодорожная линия Москва – Ленинград. 24-го ноября 35-я пехотная дивизия с севера охватывает Истринское водохранилище, и овладевают населенным пунктом Повинки ...

Описание серьезного сопротивления советских войск (по немецкому документу) начинается после 25-го ноября. Упоминание о 316-й стрелковой дивизии в тексте один раз. О перемешениях штаба 16-й (
«величайшего советского полководца» Рокоссовского) два раза.

Теперь я объясняю почему то, что писали немцы является правдой. Нет ничего сложного. Это подтверждается советскими документами, не массовыми естественно, а исключительно одиночными. Но, которые есть. Документ называется
«наградной лист», на начальника штаба (типа, никогда не существовавшей 44-й кавалерийской дивизии):




Presentation of an award






Presentation of an award




Потому любые попытки доказать отсутствие 44-й кавалерийской дивизии РККА не принимаются, так же, как и попытки доказательства «фейка от немцев». Такие попытки будет очень жестко пресекаться. Кроме того, темпы немецкого наступления ноября 1941 года полностью подтверждаются немецкими же картами. Ниже я выкладываю их несколько штук, для понимания общей происходящей картины.

1941. 11 - 17
Часть немецкой карты группы армий «Центр» за 17-е ноября 1941 года. Хорошо можно наблюдать удар советской кавалерийской дивизией по 106-й пехотной дивизии (номера 44-я кавлерийская дивизия (кд) нет), но этого не означает, что этой дивизии не было. Немцы сообщают, что нумерацию этой дивизии узнали только после боя. Кроме того видно, что 35-я пехотная дивизия отразила атаку советской 4-й танковой бригады. В районе железной дороги и разъезда Дубосеков наступает 2-я танковая дивизия и какого-то воздействия по ней немцы не заметили.


1941. 11 - 19
Часть немецкой карты группы армий «Центр» за 19-е ноября 1941 года. Наступление немецкого 5-го корпуса пытаются сдерживать 108-я и 316-я стрелковые дивизии, а также 27-я танковая бригада. При этом на немецком правом фланге 5-го корпуса, умпешно наступает 5-я танковая дивизия 45-го корпуса.


1941. 11 - 20
Часть немецкой карты группы армий «Центр» за 20-е ноября 1941 года. Наступление немецкого 5-го корпуса проходит более чем успешно 108-я стрелковая дивизия прекращает свое существование, тогда как 316-ю стрелковую дивизию, и 27-ю танковую бригаду от рагрома спасает то, что они не находятся на направлении главного удара немецкого 5-го корпуса.

1941. 11 - 23
Часть немецкой карты группы армий «Центр» за 23-е ноября 1941 года. В ходе наступления немецкого 5-го корпуса выполнена поставленая задача, населенные пункты Клин и Солнечногорск за немцами. Теперь обратите внимание на положение остатков 316-й стрелковой дивизии, 44-й кавалерийской дивизии, 1-й и 27-й танковых бригад: они практически находятся в окружении (на севере 35-я пехотная дивизия, на юге 11-я танковая). Немцы их обходят справа и слева. И немецкое наступление более чем успешное.


1941. 11 - 25
Часть немецкой карты группы армий «Центр» за 25-е ноября 1941 года. В окружении оказываются советские полуразгромленные остатки 1-й танковой бригады и 316-й стрелковой дивизии.


1941. 11 - 26
Часть немецкой карты группы армий «Центр» за 26-е ноября 1941 года. Советская 316-я стрелковая дивизия в полном окружении и разгромлена.


Отсюда вывод: «героические панфиловцы» и их «подвиг» нужны только для того, чтобы скрыть общую катастрофическую картину так называемой «битвы за Москву». А также для того, что этим «подвигом» прикрыть отсутствие оперативного и тактического таланта у советских «полководцев»: Жуковых, Рокоссовских, Власовых, Ефремовых и прочих Говоровых.

Tags: это вам не это
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments