Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

Измена измене рознь. Заблуд. Блуд. Плут. Блядь...

Оригинал взят у vlad_dolohov в Измена измене рознь
Вот представьте себе, друзья: вы возвращаетесь домой и застаете жену с любовником. Банально?.. Не спешите: этот любовник – негр. И дома у вас нет, еще не заслужили – вы возвращаетесь к себе в общежитие, где добрый ректорат выделил молодоженам отдельную комнату. Согласитесь, это сильно осложняет ситуацию: завтра о ваших рогах с африканским отливом станет известно всем. Но и этого мало: вы не какой-нибудь никому неизвестный Тютькин, а Василий Макарович Шукшин – да, пока студент, но вас уже знает вся страна, вы успели сняться в двух фильмах, а в толстых журналах начали печатать ваши рассказы.
…А как же всё прекрасно начиналось: любовь с первого взгляда, на общежитской кухне – он студент режиссерского факультета, она – актерского: скромная провинциальная девочка, хорошенькая, целомудренная, упитанная (82 кг – ему такие всегда нравились).

Реакция Шукшина предсказуема: он стал метелить африканца руками и ногами, тот вырвался и голый – размахивая руками и елдой – побежал по коридору, созывая на помощь своих соплеменников. Те себя ждать не заставили и уже всем скопом принялись метелить Шукшина. Но тут на помощь пришли студенты-сибиряки, и рубка уже началась массовая, на уничтожение. Жертв не было, переломы и разбитые носы никто не считал.
Обслуга еще не успела замыть кровь со стен, как во ВГИКе уже собрался партком. Случай по тем временам вопиющий: подкоп под стройное здание пролетарского интернационализма, проявление расовой нетерпимости и откровенная хулиганка. Шукшин на заседании парткома вел себя странно: с понурым видом излагал какую-то ущербную версию – типа негр пристал к какой-то девушке, грубо хватал ее за руку, а он всего лишь хотел ее защитить. В общем, ситуация прозрачная: сейчас Шукшина исключат из партии, потом из института и – гуляй, Вася!
Но тут на заседание парткома прорвались сибиряки и сказали всю правду – то, в чем самому Шукшину признаваться было стыдно. И тут произошло неожиданное: оттаяли черствые сердца членов парткома и ректората – видимо, представили себя на его месте – из института Шукшина не выгнали и даже из партии, – ограничились строгим выговором. Не последнюю роль в микшировании ситуации сыграли Сергей Герасимов и Михаил Ромм.
С женой он развелся сразу. Но любить ее продолжал всю свою жизнь. Иногда – когда особенно тоска съедала – приезжал к ней домой. Она об этом вспоминает так:
«Иногда Вася снова принимался упрекать меня. Курил, плакал, сетовал, как плохо устроена жизнь, говорил: «А ведь ты меня так и не поняла, змея подколодная! Я тебя любил, а ты не оценила». Но я уже смотрела на него как на безобидного пьянчужку, который сидит себе, что-то болтает, а что именно — абсолютно не важно».
Ни одного хорошего слова о Шукшине она так и не сказала.
Василий Макарович умер в возрасте сорока пяти лет, в 1974-ом году.
Эта женщина жива, ей сейчас 74 года – лицо, на мой взгляд, крайне неприятное.

После Шукшина она успела еще трижды побывать замужем. Родила сына. Есть внуки. Тем и живет. Не считая ненависти к своему первому мужу, которой охотно и не бесплатно делится со всей желтой прессой.

На мой вкус, это подло: переспав с негром, ты бы должна была, профурсетка дешевая, заткнуться на веки вечные.
Но это мое личное мнение, вы можете его не разделять.
Tags: Белое, Здрассте толерасте, Мы и они, блять, выблудь, гадина, дегенераты, жить вы будете плохо - но недолго, как это сделано., куй-фу, лубов асисяй, мультикультурализм, не удобная история, ноги феминизма, обобществление жен, разчеловечивание., скажи мне кто твой друг, ткнуть носом, управляемый хаос, упыри.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments