Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

Президент Путин слушает академика Глазьева, но не слушается. Почему?

Оригинал взят у yurvass в Президент Путин слушает академика Глазьева, но не слушается. Почему?


Существует расхожее мнение, что в российской элите идет борьба консерваторов с либералами. Однако политолог и лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян заявляет, что это не соответствует действительности. Что нет в России среди самых высокопоставленных элитариев в чистом виде никаких либералов и никаких консерваторов. А кто есть? Какова ситуация на самом деле? Давайте рассмотрим версию Сергея Кургиняна «Как это все выстроено», изложенную им в передаче «Смысл Игры 98».

Есть некая среда и есть система управления. В ней работают плохие люди, и она достаточно убогая по структуре. Вдобавок она еще и коррумпирована. Система посылает в среду́ немного несильных импульсов И1, И2, И3, И4. Среда на них слабо реагирует и … всё, продолжает двигаться каким-то своим курсом.
СИСТЕМА, КОТОРАЯ ВЫСТРОЕНА, ОЧЕНЬ ПЛОХАЯ.


Так как система эта очень плохая, то она в среду́ посылает слабые импульсы, и в ней нет НЕПОСРЕДСТВЕННОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ за состояние среды. Система что-нибудь экспроприирует посредством откатов, например. А эти её слабые незначительные импульсы среду особенно и не колышат.

Если можно было бы создать блестящую систему, которая способна посылать много сложных импульсов в эту среду́, тогда появилась бы реальная возможность эту среду́ перестраивать, перенаправлять, повернуть куда угодно.
НО ИЗ КОГО МОЖНО СОЗДАТЬ ЭТУ БЛЕСТЯЩУЮ СИСТЕМУ?


Если начать создавать все эти сложные импульсы от плохой системы, то она, от одного того, что начнет создавать эти мощные импульсы, тут же развалится. А сами импульсы от неё будут не такие как надо. Они будут кривые и косые. Среда на них отреагирует как угодно. Поэтому в этом стратегическая осторожность президента Путина. Да, он понимает, что ему рассказывает Сергей Глазьев. (Напомню, советник президента РФ академик Сергей Глазьев в сентябре 2015 года представил на комиссии Совета безопасности РФ доклад «О неотложных мерах по укреплению экономической безопасности России»: www.business-gazeta.ru/article/140998/ )

Академик говорит президенту про то, как все будет хорошо, если плохая система пошлет сильные импульсы («Пойдет уж музыка не та, у нас запляшут лес и горы»). А откуда возьмется хорошая система? Это же примерно сто тысяч людей, построенных в некие железные порядки, не ворующих, сознающих за собой ответственность, способных действовать согласованно примерно в одной логике, и разговаривающие на одном языке.

ЭТО ДОЛЖНЫ БЫТЬ ЛЮДИ, ЗАНЯТЫЕ НЕ ОТКАТАМИ, А УПРАВЛЕНИЕМ. Где эти люди? Где та кадровая служба, которая будет их находить? Так ли их много?

Если их и удастся собрать, то еще неизвестно, чьи они будут. Возможно, они будут представителями интересов каких-нибудь местных олигархов. Как их проверить на способность согласованной работы, если у них нет единого языка?

Поэтому каждый раз, когда нужно послать много мощных импульсов в перенастройку системы, возникает оправданная боязнь того, что система развалится, импульсы будут искажены, среда неадекватно отреагирует. А как строить новую хорошую систему непонятно.

Откуда должно быть рекрутирование людей? Из правящей партии, из «Единой России». Нужны дальнейшие комментарии? Всё, на этом все кончено. Значит, В ЭТОЙ КАДРОВОЙ ПРОБЛЕМЕ ОБНАРУЖИВАЕТСЯ СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ТУПИК. Осторожность президента в том и состоит, чтобы оставить все как есть.

Нет никаких либералов и нет никаких консерваторов. Есть люди, адекватно понимающие, что система плохая, что ее минимальные импульсы и набор слабых импульсов в целом порождены именно тем, что она плохая.

Романтики типа Глазьева говорят, по сути, о том, чтобы Набиуллина посылала сталинские импульсы в систему. Все разговоры о том, что надо построить систему типа сталинской упираются в то, что «бодливой корове Бог рогов не дал». Существующая плохая система является наследством предыдущего этапа сосуществования системы и среды, и она продолжает функционировать так, как может. А когда говорится о том, что у нас идет борьба консервативной школы с либеральной, то это не соответствует реальности.

Однако, если систему не менять, то она перестанет посылать импульсы. Самый страшный дефицит в современной России — это дефицит кадров. Это реально так, потому что сработали процессы декультурации, десоциализации, криминализации и т.д.

Образно говоря, нет сталинского управляющего каким-нибудь трестом, нет сталинского наркома, нет сталинского клерка. Всё другое! И в этом другом надо думать, КАК ГОСУДАРСТВО НЕ ПОТЕРЯТЬ, и как случайно не отождествить плохую систему и ее кадры с хорошей системой и не дать плохой системе задания, которые надо давать хорошей системе. Если дать плохой системе то задание, которое надо дать хорошей системе, она всё развалит. Поэтому президент проявляет осторожность.

Но эта осторожность имеет свои пределы. Времени на то, чтобы МАСШТАБНО начать преодолевать стратегический тупик с кадровой проблемой, остаётся всё меньше и меньше.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments