Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

Иван Ильин о Пушкине-историке

Оригинал взят у ortorussia в Иван Ильин о Пушкине-историке
Оригинал взят у t_zemskaya в Иван Ильин о Пушкине-историке

...А второй путь его былъ — изученіе русской исторіи.

Онъ принялъ ее всю, насколько она была тогда доступна и извѣстна, и всегда стремился къ ея первоисточникамъ. Его сужденія о «Словѣ о Полку Игоревѣ» были не только самостоятельны, расходясь съ сужденіями тогдашней профессуры (Каченовскій), но оказались прозорливыми и вѣрными по существу. Зрѣлость и самобытность его воззрѣній на русскую исторію изумляла его друзей и современниковъ. Исторію Петра Великаго и пугачевскаго бунта онъ первый изучалъ по архивнымъ первоисточникамъ. Онъ питалъ творческіе замыслы, какъ историкъ, и хотѣлъ писать изслѣдованіе за изслѣдованіемъ.

Что же онъ видѣлъ въ Россіи и ея прошломъ?... Вотъ его подлинныя записи.




«Великій духовный и политическій переворотъ нашей планеты есть христіанство. Въ этой священной стихіи исчезъ и обновился міръ» [3].

«Греческое вѣроисповѣданіе, отдѣльное отъ всѣхъ прочихъ, даетъ намъ особенный національный характеръ. Въ Россіи вліяніе Духовенства столь же было благотворно, сколько пагубно въ земляхъ римско католическихъ» [4].

«Мы обязаны монахамъ нашей исторіей, слѣдственно и просвѣщеніемъ» [5].

«Долго Россія была совершенно отдѣлена отъ судебъ Европы. Ея широкія равнины поглотили безчисленныя толпы Монголовъ и остановили ихъ разрушительное нашествіе. Варвары не осмѣлились оставить у себя въ тылу порабощенную Русь и возвратились въ степи своего Востока. Христіанское просвѣщеніе было спасено истерзанной и издыхающей Россіей, а не Польшей, какъ еще недавно утверждали европейскіе журналы; но Европа, въ отношеніи Россіи, всегда была столь же невѣжественна, какъ и неблагодарна» [6].

«Россія никогда ничего не имѣла общаго съ остальною Европою...»; «исторія ея требуетъ другой мысли, другой формулы...» [7]

У насъ не было ни «великой эпохи Возрожденія», ни «рыцарства», ни «крестовыхъ походовъ». «Нашествіе Татаръ не было, подобно наводненію Мавровъ, плодотворнымъ: татары не принесли намъ ни алгебры, ни поэзіи» [8].

«Россія вошла въ Европу, какъ спущенный корабль, при стукѣ топора и при громѣ пушекъ. Предпринятыя Петромъ войны были благодѣтельны и плодотворны какъ для Россіи, такъ и для человѣчества» [9].

Петръ Великій. «Онъ слишкомъ огроменъ для насъ близорукихъ, и мы стоимъ къ нему еще близко, — надо отодвинуться на два вѣка, — но постигаю его чувствомъ; чѣмъ болѣе его изучаю, тѣмъ болѣе изумленіе и подобострастіе лишаютъ меня средствъ мыслить и судить свободно [10].

Полноправіе русскихъ Государей «спасло насъ отъ чудовищнаго феодализма, и существованіе народа не отдѣлилось вѣчною чертою отъ существованія дворянъ. Если бы гордые замыслы Долгорукихъ и проч. совершились, то владѣльцы душъ, сильные своими правами, всѣми силами затруднили бы или даже вовсе уничтожили способы освобожденія людей крѣпостного состоянія, ограничили бъ число дворянъ и заградили бъ для прочихъ сословій путь къ достиженію должностей и почестей государственныхъ» [11].

«Напрасно почитаютъ русскихъ суевѣрными» [12].

Напрасно почитаютъ ихъ и рабами: «Взгляните на русскаго крестьянина: есть ли и тѣнь рабскаго уничиженія въ его поступи и рѣчи? О его смѣлости и смышлености говорить нечего. Переимчивость его извѣстна; проворство и ловкость удивительны... Никогда не замѣтите въ немъ ни грубаго удивленія, ни невѣжественнаго презрѣнія къ чужому... Нашъ крестьянинъ опрятенъ по привычкѣ и по правилу» [13].

«Нынче же политическая наша свобода неразлучна съ освобожденіемъ крестьянъ» [14].

«Твердое, мирное единодушіе можетъ скоро поставить насъ наряду съ просвѣщенными народами Европы» [15].

«Гордиться славою своихъ предковъ не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушіе» [16].

«Россія слишкомъ мало извѣстна русскимъ» [17].

«Какъ матеріялъ словесности языкъ Славяно-русскій имѣетъ неоспоримое превосходство передъ всѣми Европейскими: судьба его была чрезвычайно счастлива» [18].

«Клянусь вамъ моею честью, что я ни за что не согласился бы — ни перемѣнить родину, ни имѣть другую исторію, чѣмъ исторія нашихъ предковъ, какую намъ послалъ Богъ» [19].

[3] «Исторія Русскаго народа, сочиненіе Николая Полевого». 1830.
[4] «Историческія замѣчанія». 1822.
[5] Тамъ же.
[6] «О русской литературѣ...»
[7] «Исторія Русскаго Народа». 1830.
[8] «О русской литературѣ...»
[9] «О русской литературѣ».
[10] В. И. Даль. Воспоминанія о Пушкинѣ. См. Вересаевъ. Пушкинъ въ жизни III стр. 112.
[11] «Историческія замѣчанія». 1822.
[12] Тамъ же.
[13] «Мысли на дорогѣ». 1833-1834.
[14] «Историческія замѣчанія».
[15] Тамъ же.
[16] «Отрывки». 1827.
[17] «О народномъ воспитаніи». 1826.
[18] «О предисловіи г-на Лемонте къ переводу басенъ И. А. Крылова». 1825.
[19] Письмо къ Чаадаеву.

И. А. Ильинъ († 1954 г.)
Пророческое призваніе Пушкина.
Торжественная рѣчь, произнесенная въ Ригѣ 27 января – 9 февраля 1937 г.
http://lib.russportal.ru/index.php?id=biogr.pushkin_iljin


Tags: A.С. Пушкин., Иван Ильин, Руские гении., Русь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments