Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

Categories:

от американского Institute for Historical Review

Оригинал взят у gallago_75 в от американского Institute for Historical Review
Одним из самых влиятельных и читаемых американских экономистов ХХ века является Джон Кеннет Гэлбрейт. Он был советником нескольких президентов, и некоторое время служил послом США в Индии. Он был автором нескольких десятков книг, и в течение многих лет преподавал экономику в Гарвардском университете. Что касается Германии, то Гэлбрейт писал: “...ликвидация безработицы в Германии в годы Великой Депрессии без инфляции -- и с первоначальной опорой на общественные мероприятия -- было выдающимся достижением. Его практически не заметили. Мнение, что Гитлер не мог сделать ничего хорошего для экономики, было более правдоподобно, чем все остальное”.
Гитлеровский режим, продолжает Гэлбрейт, задействовал “внушительные кредиты для государственных расходов, и поначалу это были в основном общественные работы - строительство железных дорог, каналов, жилья, автобанов. Результат был гораздо более эффективным в плане снижения безработицы, чем в любой другой стране.” / 1 “Позже он также написал, “Безработица в Германии исчерпана. К 1936 году высокий доход поднял цены ... Германия, в конце тридцатых годов, была при полной занятости и стабильных ценах. В мире экономики было совершено уникальное достижение.” /2 - отметил экономист, “признавая, что стремительное приближение к полной занятости возможно только в случае контроля заработной платы и цен. То, что страна, угнетаемая до этого экономическим бедствием так поддержала Гитлера, как это сделали американцы, поддерживая Рузвельта, не удивительно”./ 3

Другие страны, писал Гэлбрэйт, не поняли и не учились на немецком опыте: “Немецкий пример был поучителен, но не убедителен. Британские и американские консерваторы смотрели на нацистскую экономическую систему как на ересь - постоянные расходы и кредиты - все они предсказывали скорый крах… И американские либералы, и британские социалисты смотрели на репрессии, СА, концентрационные лагеря, ораторское искусство Гитлера и полностью проигнорировали экономику. Ничто хорошее [верили они], даже полная занятость, не могут исходить от Гитлера”./ 4


“Страдание наших людей ужасно созерцать!”, сказал Гитлер в этой речи при вступлении в должность. / 5 “Наряду с голодными безработными миллионами промышленных рабочих, мы имеем обнищание всего среднего класса и ремесленников. Если этот крах дойдет и до немецких фермеров, то мы столкнемся с катастрофой невиданного масштаба. Это было бы не только крахом страны, но и наследия человеческой культуры и цивилизации сроком более 2000 лет …”
Гитлер сказал, “... решит важную задачу реорганизации нашей национальной экономики посредством двух четырехлетних планов. Немецкий фермер должен быть спасен, чтобы поддержать поставку продовольствия и, в последствии, национальный жизненный фонд. Немецкий рабочий будет спасен от краха всеобъемлющим наступлением на безработицу”. “В течение четырех лет”, обещал он, “безработица должна быть решительно преодолена …, у марксистских партий и их союзников было 14 лет, чтобы показать то, что они могут сделать. Результат - куча руин. Теперь, народ Германии, дайте нам четыре года и затем судите нас!”
Отклоняя непрактичные экономические взгляды некоторых радикальных активистов своей партии , Гитлер обратился к людям, доказавших свои способности и компетентность. Прежде всего он включил в список помощь Ялмара Шахта, выдающегося банкира и финансиста с впечатляющим опытом и в частном бизнесе и в государственной службе. Даже при том, что Шахт не был, конечно, никаким Национал-социалистом, Гитлер назначил его президентом Центрального банка Германии, Рейхсбанка, и затем министром экономики. (затем Шахт захотел больше власти, и Гитлер устранил его влияние, передав финансовую систему государству, тем самым обезопасив Германию от международного влияния и зависимости финансового интернационала - прим. reich_erwacht)

Гитлер и его Национал - социалистическое правительство победили безработицу в течение четырех лет. Число безработных было сокращено с шести миллионов в начале 1933, когда Гитлер только пришел к власти, до одного миллион в 1936./ 7 Уровень безработицы упал так быстро, что к 1937-38 году в стране был трудовой дефицит./ 8

Для большой массы немцев заработная плата постоянно росла, а условия труда улучшались. С 1932 до 1938 реальный еженедельный доход увеличился на 21 процент. Если принять во внимание налог и страховые отчисления увеличение реального еженедельного дохода во время этого периода составляло 14 процентов. В то же время арендные платы остались стабильными, и было относительное снижение затрат на свет и отопление. Цены фактически уменьшились для некоторых товаров народного потребления, таких как электроприборы, часы, а также для некоторых продуктов. «Потребительские цены повысились по среднему годовому показателю всего на 1,2 процента между 1933 и 1939», отмечает британский историк Найэл Фергюсон. «Это означало, что немецкие рабочие были более обеспечены в реальных, а также номинальных выражениях: между 1933 и 1938 годом, еженедельно чистый доход (после уплаты налога) повысился на 22 процента, в то время как прожиточный минимум повысился всего на семь процентов». Даже после внезапного начала войны в сентябре 1939, доход рабочих продолжал повышаться. К 1943 средний почасовый доход немецких рабочих повысился на 25 процентов, и еженедельный доход на 41 процент./ 9

«Нормальный» рабочий день для большинства немцев составлял восемь часов, и плата за сверхурочную работу была щедра./10 В дополнение к более высокой заработной плате, преимущества включали заметно улучшенные условия труда, такие как лучшие условия здоровья и безопасности, столовые с горячей едой, стадионами, парками, театры и концерты, выставки, спортивные состязания, танцы, курсы обучения взрослых, и туризм./11 Уже существующая сеть программ социального обеспечения, включая страховку старости и программу национального здравоохранения, была расширена.
Гитлер хотел, чтобы у немцев был “максимально возможный уровень жизни”...

Евреи составили приблизительно один процент общей численности населения Германии, когда Гитлер пришел к власти. В то время как новое правительство быстро предпринимало меры, чтобы устранить их из национальной политической и культурной жизни, евреям разрешили "существовать" в экономической жизни в течение нескольких лет. Фактически, много евреев извлекли выгоду из мер по экономическому возрождению. В июне 1933, например, Гитлер одобрил крупномасштабные правительственные инвестиции 14,5 миллионов марок в еврейскую фирму Hertie, берлинскую сеть универмагов. Это было сделано, чтобы предотвратить крушение крупной фирмы, и, прежде всего, увольнения ее 14 000 сотрудников./26
Профессор Гордон Крэйг, который в течение многих лет преподавал историю в Стэнфордском университете, указывает: “В розничной торговле и текстильной промышленности, еврейские фирмы продолжали работать с определенной пользой до 1938, и в Берлине и Гамбурге. В финансовой области никаких серьезных ограничений не были установлено для деятельности еврейских фирм на Берлинской Фондовой бирже и до 1937 банки Мендельсона, Блейхродера, Арнольда, Дрейфуса, Штрауса, Варберга, Офхэюзра, и Беренса были все еще на плаву”./ 27 Спустя пять лет после того, как Гитлер пришел к власти, еврейская роль в деловой жизни была все еще значительной, и евреи все еще держали значительные активы недвижимости, особенно в Берлине. Это изменилось в 1938 году, и к концу года все 1 939 евреев были вышвырнуты из немецкой экономической жизни.
Уровень преступности Германии упал в течение правления Гитлера, со значительными падениями уровней убийства, грабежа, воровства, растрат и мелкого воровства./ 28 Улучшений здравоохранения и улучшение общих перспектив немцев произвели на многих иностранцев впечатление. “Младенческая смертность была значительно уменьшена и была значительно ниже по сравнению с Великобританией”, написал сэр Арнольд Уилсон, который посетил Германию семь раз после того, как Гитлер пришел к власти. “Туберкулез и другие болезни практически исчезли. У уголовных судов никогда не было так мало работы, а в тюрьмах никогда не было столь немного граждан. Это - удовольствие наблюдать немецкую молодежь. Даже самые бедные люди были лучше одеты, чем раньше, а их веселые лица свидетельствуют о заметном психологическом воодушевлении , которое было вызвано происходящими событиями”./29
Улучшенное психологическо-эмоциональное состояние немцев во время этого периода было также отмечено социальным историком Рихардом Грунбергером. “Не может быть сомнений”, писал он, “Эта [Национал- социалистическая] власть породило широко распространенное улучшение эмоционального здоровья; и это не было только результатом экономического подъема, но и национальной идентификации многих немцев”. /30

Австрия испытала подъем после того, как она присоединилась к немецкому Рейху в марте 1938. Немедленно после Аншлюса, чиновники принялись устранять социальное бедствие и оживлять неэффективную экономику. Инвестиции, промышленное производство, жилищное строительство, потребительские расходы, туризм и уровень жизни повысились также быстро, как и в Рейхе. Между июнем и одним только декабрем 1938, еженедельный доход промышленных рабочих Австрии повысился на девять процентов. Успех Национал- социалистического режима в устранении безработицы был так быстр, что американский историк Эван Берр Буки был тронут этим, и назвал это “одним из самых замечательных успехов в развитии экономики в современной истории”.


http://reich-erwacht.livejournal.com/120075.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments