Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

Отцы и дети

Оригинал взят у slawademin в Отцы и дети


Когда речь заходит об отцах и детях мне вспоминается не только одноимённый роман Тургенева и не только Сталин, говоривший, что «сын за отца не отвечает», и при этом всех детей «врагов народа» отправлял в чекистские подвалы, концлагеря или в детдома на «перековку», но прежде всего современный казачий фольклор. Я имею в виду иронию нынешних казаков. Когда их спрашивают о происхождении, они отвечают: «Дед был казак, отец сын казачий, а я хер собачий!» И в этом есть своя горькая правда, поскольку сегодня даже те, в ком течёт казацкая кровь, давно утратили казацко-готский дух кшатриев, превратившись в лучшем случае в казяков-гречкосеев, а в худшем случае в кремлёвско-колорадское казлячество.
Исключения есть, но они лишь подтверждают общее правило.
После расказачивания (геноцида) и казацко-совецкой войны 1917-1945 гг., в которой пали лучшие сыны Дона, Кубани, Терека, Урала и других регионов вольной Казакии, выжившим казакам пришлось приспосабливаться к новым условиям существования. Они либо интегрировали в совецкое сообщество, пополнив армию совков-орков, либо уходили в антисовецкое подполье и эмиграцию, оставаясь непримиримыми борцами с оккупационным режимом коминтерна (ОРКИ). У казаков и казяков родились дети, внуки и правнуки, которые переняли у своих отцов то, что свойственно тем и другим. Одни переняли древние духовно-расовые традиции и воинственно-вольный дух казачества, другие переняли не только интернационально-безбожный юдобольшевицкий антирасовый дух советизма, но и наследственные грехи своих отцов, которые передаются также как наследственные болезни.

Всё это в равной степени можно отнести и к россиянцам, подавляющее большинство которых неправомерно называет себя руским народом только потому, что говорят они по-руски. Их тоже можно было бы разделить на руских антисоветчиков, которые продолжают бороться с оккупационным режимом кремляди, и на рюских совков, преданных этому богоборческому режиму и защищающих интересы красной империи зла.
Мне кажется, что нынешние истинно-руские люди также как и истинные казаки, которые уже провели демаркационную линию между белым казачеством и красным казлячеством, должны отделить себя от рюских россиянцев, иронично отвечая на вопрос: «Руские ли они?», приблизительно так: «Руские-то они руские, да глаза у них узкие!» Подразумевая под этим не столько гибридное славяно-чухонское европейско-монголоидное происхождение большинства рускоговорящих россиянцев, сколько азиатско-рабский менталитет всех интернациональных совков-орков.
Одновременно с казацко-совецкой войной в тот же период 1917-1945 гг. шла полным ходом и ожесточённая руско-совецкая война, которая в первые же годы большевицкой оккупации разделила россиян на совецко-рюских и антисовецко-руских. У них тоже родились дети, внуки и правнуки, которые унаследовали либо доблести древних русов, либо грехи своих совецких отцов. И вот теперь, начиная с марта 2014 г., когда на всех национальных фронтах возобновилась антисовецкая война (ныне она носит антироссийский или лучше сказать антиимперский характер), в которой так же, как и прежде принимают участие все непримиримые антисоветчики – руские, казаки, горцы и прежде всего украинцы, давно разделившиеся на красных и белых, эти различия проявились особенно сильно. Красные и белые (теперь их называют «колорадами» и «укропами») снова сошлись в брани и готовы биться до смерти, причём не только на реальном поле боя в Донбассе или в Крыму, но и на виртуально-мiровоззренческих полях сражений в Интернете. Ибо  информационная безкровная война в XXI столетии не уступает обычным кровавым войнам прошлых веков.
Недавно моё внимание привлекло очередное видео-обращение (июнь-июль 2015 г.) бывшего соратника А.К. Иванова-Сухаревского, бывшего главы ННП, ныне лидера «нового национального пути», созданного вместо распавшейся Народной Национальной партии, которую мы вместе с ним и создавали в 1994-1995 гг. Именно к этому некогда весьма уважаемому и весьма талантливому человеку, который всегда гордился своими донскими корнями, сегодня можно было бы применить определение «казяк». И вот почему. Приняв сторону пресловутой Новороссии, где рюские ополченцы и красные казяки, защищавшие идолища Ленина, воссоздали Совдепию в миниатюре с такими атрибутами, как КГБ и СМЕРШ, Саша Иванов в своих видео-обращениях 2014-2015 гг. призывал построить на украинско-казацких землях Приднепровья некий «руский мiр». Попутно он обличал врагов этого «мiра», олигархов, укропов и прочих предателей России, в число которых, в конце концов, угодили и мы его бывшие соратники Дёмин и Широпаев, судя по его последнему видео-обращению.
Когда-то его националистические идеи русизма находили отклик и в моей душе. И я был рюским патриотом и великодержавным казяком одновременно,кем угодно, но только не христианином, поскольку сергиане отличаются от христиан так же, как руские от рюских, а казаки от казяков. Тогда я не понимал, что любой даже самый привлекательный национализм ведёт в тупик. Спустя годы, оставшись русистом, я пришёл к иному пониманию русизма, который и читается несколько иначе – расизм. Ибо только идея Расы Божией и ценности всего Белого Христианского Мiра (Рима, как Империи Христа) способны вывести из тупика, причём не только реакционно-национального, но и либерально-интернационального.
Видит Бог, я не стал бы никогда выяснять отношения с Ивановым, тем более в Интернете, если бы это касалось только меня, но, во-первых, Кузьмич стал лукавить, говоря о моём уходе из партии, во-вторых, его сторонники начали оскорблять не только меня не только мою семью, но и всех казаков. Иванов утверждает, будто не знает, почему я вышёл из ННП, порвав с ним всякие отношения. Как известно в середине 1990-ых я возглавлял довольно многочисленную Московскую Городовую Казачью Заставу, являясь её атаманом и одновременно заместителем главы партии (начальником партийной канцелярии ННП). А поскольку наша партия в начальный период лишь формально была массовой организацией, а фактически состояла из небольшой группы активистов, партийному вождю, всегда отличавшемуся большими амбициями и непомерной гордыней, захотелось подчинить себе наших казаков, превратив их в своеобразных штурмовиков, которые должны были охранять «вождя», изображая массовку на партийных митингах. Когда мы вместе создавали ННП, то наивно надеялись как минимум на партнёрские товарищеские отношения, ожидая увидеть в нашей организации прообраз некоего Ордена благородных белых воинов Христовых, но в итоге партия превратилась в примитивную авторитарную секту во главе с амбициозным Кузьмичом, жаждущим сыграть роль фюрера. Ни меня, ни казаков нашей Заставы подобная перспектива явно не устраивала. Особенно остро эти противоречия проявились осенью 1995 г. во время предвыборной компании в Госдуму, когда ННП впервые участвовала в политических играх оккупационного режима. Именно тогда мы и решили выйти из ННП.
К публичному видео-заявлению Кузьмича об «изменниках» Дёмине и Широпаеве, бросивших его и партию в трудную минуту (поэтому-де его грандиозные планы попасть в Кремль и провалились), прибавились слова некоего Юрия Жеребцова, бегущего вприпрыжку за своим лидером «народно-национального пути». Этот аноним, скрывающийся за псевдонимом известного руского героя-коллаборанта, сначала напросился ко мне в «друзья» на Фейсбуке, а потом стал исподволь по-собачьи гадить под моей дверью, унижая не только меня и моего отца, но и казаков вообще, которых он назвал «пьяным былом». Цитирую: «Да я при встрече, рожа монгольская, продавшаяся фарисеям, за такую русофобию за один стол даже не сел бы с тобой! Кто это у нас арийцы? Казачьё ипаное? Которое намешано с татарвой, мордвой, калмычьём и которое жрёт водку как руские квас? Кончилось время этих шутов…»
Говоря обо мне лично и моём отце, Жеребцов ссылался на слова и информированность Кузьмича, который по его утверждению называл моего отца «рецидивистом», а меня «кацапом с комплексом неполноценности». Мой отец Константин Дёмин (изначально Осип Горшков) действительно полжизни провёл в ГУЛАГе. И тайны из этого я никогда не делал, достаточно прочитать автобиографический роман «Мои этапы». Он родился ещё в Российской империи в 1905 г., но большевики-оккупанты  сделали из родового казака, происходившего из уральцев Горшковых-Богдановых сначала безпризорника, а потом уголовника. Впрочем, в этой стране, окутанной колючей проволокой, где всё совецкое общество было поделено на зэков и вертухаев (паханы ни в счёт), было куда лучше принадлежать к числу первых, чем попасть в число вторых, приняв на себя каинову печать Божиего проклятия. Ибо соучастие в богоборчестве, цареубийстве, добровольное сотрудничество с антихристовой властью коминтерна неизбежно вело к погибели не только самих отцов, но и к наказанию всего рода до третьего и четвёртого колена (Исх. 34. 7), детей внуков и правнуков, несущих на себе грехи своих безбожных родителей. Именно это проклятие тяготеет на многих рюских патриотах и великодержавных казяках, которые не только не покаялись за грехи безбожных отцов, но наоборот гордятся их «подвигами».
Не смотря на то, что мой отец не был добровольным прислужником антихриста, он как и другие подсовецкие люди во время войны стал звездоносцем, защищая Совдепию, хотя мог бы перейти на сторону руских крестоносцев РОА или белых казаков. Как это сделал, например, его отец и мой дед Фёдор Горшков, который в 1918-ом оставил семью на Рязанщине и отправился за Волгу воевать с красными (по семейному преданию в войске атамана Дутова), сложив голову за свой казачий род. Но мой отец этого не сделал, оставшись красноармейцем, т.е. и он стал хоть и невольным, но носителем наследственного греха советчины, о прощении которого я и молю непрестанно, раскаиваясь за него и за весь свой род Дёминых-Горшковых.
Но это касается не только меня, но и всех детей совецких отцов, в том числе Иванова, отец которого был не просто пушечным мясом, а кадровым офицером РККА, которая оккупировала немецкую территорию и творила беззакония и кровавый безпредел в послевоенной Германии. Его отец Кузьма Иванов, со слов сына Александра исполнял обязанности коменданта города Фюрстенберг. О чём не преминул ещё раз упомянуть в своём видео-обращении Кузьмич, сравнивший своего отца с древнеримским легионером на службе у кесаря, хотя его и ему подобных следовало бы сравнить с хазарским надсмотрщиком на службе у кагана.   
Не знаю наверняка, кем именно был отец ещё одного нашего бывшего соратника талантливого писателя Игоря Дьякова, который также как и Кузьмич был когда-то руским гитлеристом, а стал рюским сталинистом, перейдя на сторону красных антифашистов в новой антисовецкой войне. Но та агрессия и ненависть в отношении бывших друзей и соратников, говорят сами за себя. Приведу его враждебное письмо к Широпаеву, опубликованное в сети после того, как Алексей поддержал независимую Украину: «Вопиет земля наша. Вопиет против самого смрадного, что на ней по доброте её уродилось, - предательства. Ты начинал со «Стреляю в деда…» До того ты облысел, разбивая лоб в православной молитве. Много было в тебе бесстыдного художнического хамства, что уже много говорило о твоём глубинном жидовстве. И о  том, что ты просто бздун. Тебе ещё верили по доброте своей – Крюков, Отче, я, Димыч… Ты сегодня, щен садовокольцовский, жидяра кацапский, дошёл до запредела. Ты срёшь нам на голову. И мне, который пил воду из Псла, у которого друзья и родня в Сумах, во Львове, в Харькове, в Севастополе, во всём Крыму воют от бессилия укоротить таких, как ты, безродных и бездетных сволочей, в собачьем вдохновении готовых нас отдать на откуп таким же гнидам, но уже педоевропейским, где ты хватанул «глоток свободы». Так нет же! Не будут тебе прощения, пан Широпай! Сгинешь ты неподалеку от помойки, что у метро «Войковская». И захлебнёшься не в крови твоей перемешанной, не в лужах новомосковских, а в соплях фраерских, а ля жидоприжских. И конец твой не отметит никто. Разве что моя жидоженя альбац сморкнётся неискренне в туман… А с Гольфстимом мы уже договорились. Прощай. И не трожь боле Нэньку, дэ ты не бував, и щiрых хохлов – как я та Диденко, - нэ бачiв. ХАЙЛЬ СТАЛИН, пан Широпай! И Гоголя не трожь. Не по чину! Игорь ДЬЯКОВ».
Думаю, комментарии излишни.
Именно война с красной империей зла, которая вспыхнула с новой силой пока лишь в Украине, до предела обострила сегодня во всех нас – детях совецких отцов-безбожников наследственные грехи. Это видно на примере и других не менее талантливых писателей и бывших наших соратников, которые по-прежнему называют себя «русскими патриотами и монархистами». Это Леонид Болотин, кричащий сегодня: «За родину! За Путина! Ура!», родители которого истово служили оккупационному режиму, пропагандируя советчину и коммунизм. Это сын красного офицера Сергей Фомин, это Владимир Карпец сын генерала совецкой милиции, это Константин Душенов, который и сам успел послужить Совдепии в качестве офицера ВМФ. Имя им легион и все они объединены одним духом лжи и ненависти, ибо считают Хазароссию своей великой единонеделимой родиной.
Чему весьма способствует и яд сергианства, усыпляющий в них дурную наследственность и насаждающий гордыню, великодержавное идолопоклонство и фарисейскую лжедуховность. Так, например, один из сторонников Карпеца некто Александр Погодин во время обсуждения старой статьи Широпаева «Освобождение от Ленина», довольно откровенно проявил себя именно в этом качестве. Когда в пылу полемики я случайно обратился к нему на «ты», он раздражённо ответил:
- Мы с тобой гусей не пасли. Когда мой дедушка служил в военной контрразведке СМЕРШ, такие, как ты, разговаривали с ним вежливее.
- Ах, простите, товарищ вертухай, - ответил я. – Буду впредь предельно вежлив. Хорошо, что сказали, с кем имею дело. Больше не буду метать бисер перед свиньями.
- СМЕРШ - это не вертухаи. А оскорблять свиней сравнением с полицаями не надо. Свиньи – существа гораздо более достойные.
- Что такое СМЕРШ я знаю. То, что ваш дедушка был чекистом, а не вертухаем мне представьте себе известно. Это я вас образно назвал вертухаем. Вам бы не гордиться им следовало, а умолять Бога простить предков и самому очиститься от того, проклятия, которое тяготеет над ними и над всеми потомками руских богоборцев. Также как Кровь Христа лежит на главах ветхих жидов, точно так же и кровь христа-царя Николая и всего руского народа лежит на главах новых жидов, т.е. на главах ваших отцов-богоборцев и на ваших главах тоже, если вы не покаялись за преступления отцов, а напротив гордитесь ими. И пока сего покаяния не произошло вы все так и будите тем самым обумаренным свиным стадом, в которое Господь вселил легион бесов, и которое бежит к обрыву и погибели. Покайтесь, пока не поздно!
- Беги, харя красновская, во Львов, - не выдержал Погодин, как-то по-чекистки подводя черту нашему разговору словно приговор, который прозвучал как выстрел в затылок. - А если по дороге на минное поле наскочишь, не моя забота. Всё. Разговор окончен.
- Говоришь, дедушка в СМЕРШе служил? – вступил в разговор ещё один анонимный читатель, решивший меня поддержать. - Хочешь дедушку повидать?
- Повидаю. Но только СТРОГО ПОСЛЕ того, как ты увидишь Васюру, Власова и Краснова. Никак НЕ РАНЕЕ того, - ответил ему Погодин.
- Так вы думаете что НКВД сильнее Господа Бога Израилева? – остроумно парировал незнакомец.
- Партизанские тройки и без НКВД обходились. И быстрее, чем за полчаса. Полицай, по минному полю бегом марш! ФСЁ, - ещё больше озлобился внук чекиста.
- Ну и друзья у тебя, Володя! – не выдержал я, обращаясь к Карпецу. – Кстати, когда я говорил Погодину, что нужно покаяться за своих отцов, я и тебя имел в виду. Если отцы и деды были чекистами, вертухаями или ментами, служившими жидовскому оккупационному режиму кремлядей, этим нужно не гордиться, а вымаливать прощение, непрестанно молиться за них и соответственно за себя, ибо вы несёте их тяжкий грех соучастия в сатанизме на себе. Иначе вам всем конец и ни что вас уже не спасёт.
- Слава, есть разница между теми, кто занимался стуком и теми, кто руководил розыском убийц, - ответил мне Карпец. – Это были разные ведомства, кстати, враждовавшие между собой. Насчёт «жидовского режима». После 1937-58 гг. он «половинчат», как и сейчас. А вот ты как раз сейчас им и служишь. Причём прямо и искренне. И «Слава Рабинович» не случаен. Они ваши хозяева и суть.
- Я так понимаю, что вы оба ни ты Володя, ни вы Александр так ничего и не поняли, - завершая безплодную дискуссию, написал я. – Или не захотели понять, что каждый из вас несёт на себе грехи своих безбожных отцов, которые служили антирускому антихристианскому жидо-сатанинскому режиму. Что ж, это ваш выбор.
Приходится констатировать, что наши отцы были вольными или невольными соучастниками цареубийства и кровь святых царственных мучеников легла на их головы и на головы детей, как проклятие: «Не прикасайтесь к помазанным Моим, глаголет Господь, обаче забыша сия людие Твои, Господи, кровь Царя на нас и на детях наших» (см. Канон св. великомученику Царю Николаю Второму. Творение РПЦЗ. Песнь 6). Но нераскаянные дети остались верны своим безбожным отцам цареубийцам и детоубийцам, более того, к давнему почти столетнему преступлению они присовокупили новое не менее страшное кровавое злодеяние – я имею в виду прошлогодний расстрел Малазийского Боинга в небе над Донбассом, которое неспроста совпало с днём цареубийства. Главный планировщик ада знает, когда и зачем нужно убивать невинных детей. И повинны в новой крови не только непосредственные исполнители, запустившие в прошлом году ракету в пассажирский самолёт, но и все крымнашисты, вставшие на защиту пресловутой Новороссии.
У каждого из нас разные отцы, одни были слугами сатанистов, другие их послушными рабами или невольным пушечным мясом. Мы все несём на себе груз ответственности, но у каждого из нас свой груз и своя мера покаяния. Одному нести тяжелее, ибо груз его отягощён кровью и слезами невинных жертв, другому полегче, ибо кроме подъярёмного служения антихристовой власти на совести отцов нет ничего. Одному сложнее освободиться от наследственной греховности, другому проще, но главное осознать рано или поздно греховность своих безбожных отцов и то, что все мы несём на себе это родовое проклятие. Осознать, а не упрямиться рогом и не кичиться этой греховностью, усугубляя вину перед Богом.
Вспоминается появившийся в первые годы перестройки грузинский фильм-притча Тенгиза Абуладзе «Покаяние», так и не понятый и даже отвергнутый совками. Героиня киноленты, родители которой стали жертвами красного террора, постоянно вырывает из могилы труп городского главы, который очень напоминал зрителям верховного комиссара чекистов Л.П. Берию. Отец и внук покойного сначала не понимают, что происходит, начав охоту за неизвестным гробокопателем. А поймав, сажают её на скамью подсудимых. И только узнав правду о своём отце и деде, о тех преступлениях, которые он совершал, сын и внук меняют своё отношение к нему. Разочарование доводит внука до самоубийства, а сын уже сам выкапывает труп отца, понимая, что земля не может принять его, ибо кровь от неё вопиет к Богу (Быт. 4. 10). В этих образах угадываются отцы и дети, не желающие принимать греховное наследие предков и сочетаться с ним. Сын понял, что вырывая труп отца, он осуждает его кровавые преступления и тем самым освобождает себя и свою семью от тяжкого груза проклятия, т.е. по сути, он раскаивается за своего отца, прося прощение у Бога. В этой кино-притче был заложен глубокий философский, моральный и религиозный смысл. Замечательными словами заканчивается картина: «Зачем нужна дорога, если она не ведёт к храму?!» Если переиначить эти слова, обратившись к нынешним нераскаянным детям, можно было бы сказать так: «Зачем все ваши чаяния и старания во благо руского народа и во имя какой-то правды, если вы сами находитесь во лжи и даже не пытаетесь с ней расстаться?!»
В своё время мой старый друг и соратник Алексей Широпаев написал замечательное стихотворение, которое ему до сих пор не могут простить совецкие патриоты. Вспомните упрёк в письме Дьякова. Во сне поэт как бы увидел своего деда штурмующего рейхстаг и стал стрелять в него как в краснозвёздный символ империи зла. Это не ненависть к деду, а истинная любовь к нему, забота о его спасении. В этом и только в этом заключается суть сыновнего покаяния, которое действительно способно освободить нас и наших детей от греховной наследственности. Такое покаяние помогает не только детям идти навстречу к Богу, но и безбожным отцам их даёт возможность получить прощение, а значит изменить посмертную участь грешников. Господь милостив, за праведность детей Он может простить отцов. Разве не в этом истинное проявление христианской любви и заботы об умерших сродниках?! Остальное ложь, обман, гордыня, спесь и человекопоклонство, противные Богу.
Остаётся лишь пожелать бывшим соратникам Александру Иванову, Леониду Болотину, Владимиру Карпецу, Сергею Фомину, Игорю Дьякову и не только им, но и всем нынешним рюским патриотам и великодержавным казякам, которые питаются сергианской злодатью и гордятся своими безбожными предками (чекистами, ментами, вертухаями, офицерами, солдатами, пропагандистами, преподавателями и прочими пособниками оккупационного режима), вырыть, наконец, трупы своих безбожных отцов и очиститься от проклятого наследия. Иначе, не убив в себе совка, не обнажив язвы смрадного трупа советизма, их участь и детей их весьма и весьма печальны, не говоря уже о посмертной участи их звездоносных отцов.

SDG   
17 июля 2015 г. от Р.Х. 97 годовщина цареубийства и первая годовщина международного преступления – расстрел Малазийского Боинга под Донецком, приравненного к объявлению Третьей Мiровой войны.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments