Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

Зорин

Оригинал взят у a_samovarov в Зорин
Умер политический журналист Зорин. Ничего не могу о нем сказать, кроме двух случаев, когда видел его лично. Первый раз – Москва, лето, я иду с девушкой, спускаемся по такому асфальтированному пологому съезду, который ведет с шоссе во дворы, идем прямо посредине. Я студент и обнимаю девушку за плечи, она по тем временам модным движением, как бы тоже меня обнимает за талию что ли, в общем, держит большой палец своей руки в заднем кармане моих джинсов. И тут я спиной чувствую, что что-то не так, оборачиваюсь, позади нас белая «волга», за рулем Зорин, смотрит на нас и улыбается, но не сигналит, держит машину на тормозах, ждет, пока мы спустимся. Мы его пропускаем. Я спрашиваю у девушки – откуда он здесь? Она отвечает, что здесь очень хорошая стоматологическая поликлиника, сюда многие шишки приезжают зубы лечить.
Сцена вторая – личное знакомство. 1991 год, я работаю на ТВ в довольно странной конторе на Иновещании, дело перед путчем, глава ТВ Кравченко велел набрать на ТВ хоть каких-то патриотов. У меня тогда из всех публикаций была только националистическая статья в «Молодой гвардии» и интервью со скульптором Клыковым в газете Проханова «День», а мой знакомый сокурсник в это время в какой-то частной конторе собрался миллионы делать, и тут ему предложение идти работать на ТВ, но ему же не разорваться, он сосватал меня, сказал, что придешь от такого-то… Назвал какую-то фамилию, помню, что украинская. Ну я пришел к редактору новой структуры, сказал, что я от такого-то, показал интервью и меня он взял. Потом два кадровика меня реально допрашивали, один сел прямо передо мной, второй за спиной, стали выпытывать от кого я. А я фамилию-то эту забыл. Я молчу. Они злобно смотрят на меня, друг на друга, но время уже иное, не Совдепия, и меня оформляют. Я там познакомился сразу с одной патриотической дамой, она и в «Памяти» вертелась, она и с Тальковым дружила, до этого она была любовницей известного международника, ушла ради него от мужа, а международник умер, подцепил какую-то заразу в Афганистане, так и не поняли, что это было, приехал и умер за неделю.
И вот эта дама в столовой, а кормили там лучше, чем в любом ресторане, зовет меня к себе, мы набираем на подносы еду, и знакомит с… Зориным. Я от него практически шарахаюсь, как от чумы, еврей же! А я тогда здорово был ушиблен этим. Он на меня посмотрел с грустным непониманием, был он маленький совсем, худой и очень сутулый, почти горбатый. Мне эта дама потом говорит – ну ты чего, он же наш.
Я был в изумлении, как так наш? Только вспомнил ту сцену, когда он нас с девушкой не стал пугать гудком машины.
К слову, я не помню, чтобы он где-нибудь когда-нибудь поносил СССР и куда-то лез в первые ряды перестройщиков.
А с Познером меня хотела познакомить другая дама, по фамилии Боброва, подбегает, -пойдем, тащит меня за руку, - поговори с Познером, ему интересно поговорить с русским националистом.
- На фиг, - говорю, - не пойду.
Я же не знал, что они на «наших» и «не наших» делились и делятся совсем не так, как делились мы во дворе моего детства или на истфаке моего института)))
Tags: naci не naci.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments