Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

Вера и верность

Оригинал взят у glebminskiy в Верность



Стоял между реками Гидаспом и Гангом город Вардахамана, что значит Цветущий. Овал его белокаменных стен со сторожевыми башнями напоминал Гималаи. В самом центре города был дворец, равного которому не знала Индия. И жил в том дворце царь Пор. Природа наделила его мудростью и красотой, чтобы он радовал ими людей.

В тот день царь сидел в зале приемов, окруженный советниками. Узнав, что его хочет видеть странник, он приказал его впустить.

— О, лучезарный! — молвил странник, склоняясь к трону. — Я шел без отдыха через пустыни и горы. Но как я ни торопился, мне не удалось обогнать беду более чем на десять дней. По истечении этого срока к твоим границам подойдет неисчислимое войско во главе с непобедимым Александром, царем далекого Запада. Он разгромил великого царя Дария и требует, чтобы теперь платили дань ему. Одержимый злыми духами, он хочет омыть копыта своего скакуна в крайнем море.

— Успокойся, — сказал Пор, положив ладонь на плечо странника. — В мире нет непобедимых царей. Сколько ни побеждай, всегда отыщется тот, кто сильнее. Этот царь со столь мудрым именем Александр — просто честолюбивый юнец, которому суждено испытать великое разочарование.

Щедро вознаградив и отпустив странника, Пор обратился к своему главному советнику:

— Кукурава! Возьми на себя труд известить моих братьев Абисара и Таксила о том, что нам поведал странник. Объясни им, что если мы не объединимся, враг одолеет нас поодиночке, как стебли соломы огонь.

— Слушаю и повинуюсь! — ответил Кукурава. Он низко наклонил голову, чтобы никто не увидел зловещего огонька в его глазах.


Первым Кукурава посетил Абисара. Зная, что преобладающей чертой характера этого правителя была трусость, он не просто поведал о приближении вражеского войска, но от себя расписал его могущество. В его изображении Александр превратился в злого духа, встреча с которым несет неминуемую гибель.

— Кто видел этого врага? — рассуждал Абисар вслух. — Какой-то странник? А может от жары у него помутился разум?

— Да! Да! — подхватил Кукурава. — Этот странник показался мне подозрительным. У него блестели глаза, как у безумного.

— Допустим, что вражеское войско десять дней назад двигалось к Гидаспу. Но за это время многое могло измениться. Полководец мог раздумать и вернуться назад. Например, его могли испугать змеи.

— Да! Да! — подхватил Кукурава. — Нигде нет столько змей, как у нас.

— Отсюда следует, — закончил Абисар, — что нам нечего торопиться. Посмотрим, что за враг, узнаем его намерения.

Иные результаты имела встреча Кукуравы с Таксилом. Это был человек злой и заносчивый, как павлин.

— Привет тебе, мудрейший из мудрых! — сказал советник, отдавая поклон. — Меня послал мой повелитель, чтобы предупредить о страшной опасности.

— Знаю! — отозвался Таксил. — Стражи, что на западной границе, предупредили меня о приближении большого войска. Каковы цели вражеского полководца?

— Говорят, он хочет достигнуть края света.

— Только лишь… А потом?

— А потом он вернется туда, откуда пришел, чтобы похвастаться перед своими подданными

— Я тоже так думаю, — сказал Таксил. — Но я хочу тебя спросить, не лучше ли пропустить его через свои границы? Пусть идет себе куда хочет.

— Ты прав, — ответил Кукурава. — Пусть себе идет.

— Ты мудрый человек! — сказал Таксил. — Если хочешь служить мне, то добьешься большего, чем у Пора.

Через несколько дней македоняне с ужасом и удивлением увидели, что на их пути строй из слонов и конницы. Но что это? От вражеского войска отделился всадник. Судя по его расшитой золотом и украшенной жемчугом одежде, это был не простой вестник. Поэтому Александр поскакал ему навстречу. Индиец первым подошел к македонцу и поклонился. Македонец ответил кивком головы. Вот о чем говорили цари:

— Я привел свое войско не для того, чтоб вступить в борьбу, — сказал Таксил. — На глазах воинов я передаю тебе власть в моем царстве и самого себя.

— Я возвращаю этот дар, — ответил Александр. — Достаточно, что я нашел в тебе друга. Самым большим подарком было бы, если бы ты смог убедить других царей не чинить мне препятствий.

— Я думаю, что, узнав о нашей дружбе, они последуют моему примеру. Если же нет, я помогу тебе оружием.

После этого армия Александра двинулась к Гидаспу и вслед за нею дружественное ему войско Таксила.

Армия Александра вышла на берег Гидаспа. Разлившись в ширину, река напоминала море. Ее течение было быстрым и стремительным. Еще страшнее, чем зрелище реки, был вид противоположного берега, заполненного индийским войском. У самой воды стояли слоны. Восемьдесят пять лесных гигантов выставил Пор. За слонами стояли боевые колесницы, а за колесницами — пехота.

Македонцами овладело уныние. Им еще не разу не приходилось переходить реки на виду такого могущественного неприятеля.

Желая рассеять страх воинов, Александр с деланным воодушевлением воскликнул:

— Наконец я вижу достойную для себя опасность.

При переправе умер конь Александра Букефал. Его, ослабевшего от старости, царь всюду водил за собой. В Вавилоне халдей нагадал Александру, что он выполнит назначение своей жизни, если будет жить его прославленный конь. Что же теперь?

Александр упрямо тряхнул головой:

— На месте гибели Букефала заложите город его имени. Пусть он продолжит жизнь моего коня. Приступить к переправе!

Ранним утром Пору сообщили, что берег выше по течению занят вооруженными людьми. Пор понял, что предан царями и что ему надо одному встречать врагов Индии.

Тотчас же погонщики подвели царю слона. Умное животное встало на колени, чтоб господин мог подняться на башенку.

Слоны подходили все ближе и ближе. Хорошо обученные борьбе с пехотой, они вырывали хоботами то одного, то другого воина и передавали их погонщикам. С ревом метались слоны, подобные тучам. Кони вставали на дыбы.

Лицо Александра стало мертвенно бледным. Никогда еще полководец не испытывал такого мучительного беспокойства. Дойти почти до цели и видеть, как бессловесные животные обращаются с его воинами как с напроказившими детьми.

В это время к царю подскакал всадник-индиец и начал ему что-то говорить.

— Что ему надо? — спросил Александр у толмача.

— Он говорит, что надо рубить хоботы у слонов.

— Как его зовут?

— Он назвал себя Кукуравой.

Через несколько минут Александр бросил в бой воинов, вооруженных кривыми мечами. Они рубили хоботы у животных и ранили им ноги.

Боль превращала слонов в разъяренных зверей. Они пятились, давя шедших сзади пехотинцев. Только один слон словно не замечал всеобщего смятения Он нес на себе Пора. Царь был ранен. Слон чувствовал, что теперь главное — спасти раненого господина. Повернувшись, животное побежало изо всех сил. За слоном увязалось несколько всадников. Первым среди них был Александр, рядом с ним скакали Птолемей и Аттал. За ними Таксил и Кукурава.

Вдруг Александр перелетел через голову своего коня. Он потребовал нового коня. Во время этой непредвиденной задержки первым оказался Кукурава. Догнав слона, он крикнул погонщику:

— Остановись! Куда тебя несет!

При звуке его голоса к Пору вернулось сознание. Он схватил случайно сохранившуюся стрелу и, используя ее как дротик. Метнул в Кукураву. Тот был пригвожден к земле, которую предал.

В это время подскакал Александр со своими спутниками. Видя рядом со слоном неподвижное тело Пора, он приказал стащить с него доспехи в драгоценных каменьях. Но не успели приблизиться к Пору, как слон подхватил своего повелителя и стал укладывать его у себя на спине.

Со всех сторон в слона полетели дротики. Но и умирая, слон упал так, чтобы не задушить своего господина собственной тушей.

— Вот она верность! — воскликнул Александр, обращаясь к своим друзьям. — Будь у Пора все такие слоны, не ему бы пришлось лежать здесь, а мне.

— Слон оправдал свое имя, — вмешался толмач. — Этого слона звали Верность.

В это мгновение Пор открыл глаза.

— Что побудило тебя испытывать судьбу, злополучный ты человек? — спросил его Александр без ненависти в голосе.

— Ты знаешь это сам: верность. Человек должен быть верен своему долгу, даже если против него весь мир.

— Хорошо сказано, — отозвался Александр. — А чего ты ждешь от меня?

— Верности самому себе. Человек, вздумавший покорить весь мир, не омрачит своей победы несправедливостью.

Слова эти произвели на Александра впечатление.

— Пришлите моего врача, — распорядился он. — Пусть он исцелит раны Пора. А ты, Птолемей, позаботься, чтобы моему новому другу была передана половина земель Абисара и Таксила. Довольно обмана и хитрости. Мы будем опираться на верность.


(А.И. Немировский. «Книга для чтения по истории Древнего мира»)


Tags: Вера и верность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments