Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

О памяти и воспоминаниях

Оригинал взят у ustin в О памяти и воспоминаниях
Иногда мне хочется ощутить себя в другом человеке (личности, мозге, теле), дабы узнать, понять, а главное, сравнить: как он воспринимает жизненные ситуации, чувствует и мыслит. К сожалению, это невозможно. Я с собой один на один. Вскрываю мозг и обнажаю подергивающиеся мысли и пульсирующие чувства, беру заточенную рефлексию для их препарирования. Сестра, микроскоп и спирт.

Раньше казалось, что мои память в целом и набор воспоминаний в частности – странные. Этот вывод я делал, слушая мысли по этому поводу друзей. В моей голове остаются фразы вплоть до кусков диалогов, ситуации, вплоть до мимики участников, сны, образы из далекого прошлого, от которого я уполз, ушагал, убежал, уехал и улетел на 20-30 лет.




А вот то что действительно, казалось бы, мне нужно в этой жизни: профессиональные знания, английский, какая-то историческая/социальная/общеобразовательная информация– выпариваются из головы очень быстро.

Что касается именно работы то уже не раз был примерно такой диалог.
Мне: помнишь у нас была проблема с Х, ты ее как-то решил. Теперь у другого пользователя такая же проблема. Давай так же сделаем.
Я: помню, что решил, но не помню – как.

И я заново раскручиваю клубок, отделяю важное от не важного, закономерное от броуновского, просеиваю, делаю выводы – и проблема решена вновь. Хотя вновь в контексте описания – слово в корне неверное. Правильней было бы написать «в очередной первый раз».

Зато в памяти живы воспоминания 10-15 летней давности, связанные с людьми, которых нет уже в моей жизни какое-то время, вплоть до этих самых 10-15 лет. Думаю, если им бы про меня напомнили, они качнули бы головой, мол «был такой, ага». И на этом все. Я же с свою очередь помню характерные речевые обороты, элементы одежды, мимику, не говоря уже об объединявших нас многочисленных ситуациях и диалогах, в этих ситуациях зарождавшихся. Все эти кусочки складываются в огромное панно, которое словно на саморезы-«десятки» вкручено в память.

Расскажу об одном из первых детских воспоминаний. Мы с братом (ему год-два, я на шесть лет старше) сидели в ванной комнате. Родители, видимо руководствуясь правилом «чем бы дитя не тешилось – лишь бы не плакало», не торопились нас оттуда выгонять. Помню, в какой-то момент, я взял освежитель воздуха и брызнул брату в глаза. Слезы, крики (сначала детские, потом к ним добавились и взрослые), порицание, ругань, вопросы о мотивации, объяснение о недопустимости. Все это под всхлипы брата, прижавшегося умытым лицом с красными глазами к халату матери. До сих пор помню, что было просто интересно: как он на это отреагирует?

Итого, воспоминанию порядка 25 лет, но оно не исчезнет, не отодвинется на дальний план, не скроется из виду за паллетами новых, более актуальных. Все это нейронное месиво, с намертво сцепившимися аксонами никуда не денется, а так и будет дрейфовать на поверхности моего сознания, как планктон в океане.

Недавно я был на автобусной экскурсии, в течение которой мы объехали большую часть центра города. Была суббота, автобус по дорогам без пробок двигался плавно и размеренно, экскурсовод описывал проезжаемые места в контексте темы экскурсии, открывая новые факты, истории, байки о знакомых, казалось бы, местах. Я смотрел в окно в по-осеннему хмурый и серый, но все же зимний день. Я не следил за монологом экскурсовода, а вспоминал и заново прочувствовал свое личное, связанное с проезжаемыми местами. Не интересное и не новое, но обязательное, насильное.

Улицы и переулки, дома и мосты, фасады, двери, окна и балконы, дороги, переулки и тропинки, парки с памятниками. Все они словно наполненные сосуды моих воспоминаний.

Глянь в талую мутную воду у знакомой обочины – увидишь мимику лиц, движение, необходимое действие или убийственное бездействие.
Посмотри на блик солнца в определенном окне – увидишь себя молодого, вспомнишь, о чем думал и мечтал тогда.
Долетит до твоих ушей завывание ветра – и ты уже разбираешь в нем речь, восторженные диалоги и яростные монологи.

Весь город будто бы обклеен офисными бумажками-стикерами, трепещущимися для привлечения моего внимания. Они видны только мне, будто город, точнее этот его уровень – мой личный. Собственный город воспоминаний.

Кто-то едет в Диснейленд или на склоны Болгарии, чтобы набраться впечатлений и воспоминаний. Я же просто выхожу из квартиры, чтобы вновь окунуться в свое прошлое.

И эти стикеры –просто бумажки с крупно написанным текстом. Казалось бы, оторвать и бросить, делая внутреннюю ставку – долетит до урны или нет. Но я не могу сделать этого. Не могу порвать, отклеить и кинуть под колеса машин, где они станут мокрыми серо-грязными с отпечатками протекторов шин поверх всего моего, в них описанного. Скорее они как разноцветная бензиновая пленка на лужах, как жевательная резинка в волосах, как вши. Хотя и это не верное сравнение. От жвачки, гнид и загрязнений можно избавиться, а от своих воспоминаний – не могу.
Воспоминания – это дар или проклятие, что-то одно в каждом конкретном случае. Из некоторых хотелось бы сделать билборд или лучше щит во весь торец дома, проезжаемого вечером на маршрутке по пути домой. А другие хотелось бы извлечь каким-нибудь операбельным путем, уничтожить, вырезать. Жаль прогресс до этого еще не дошел. Как писал Брэдбери: «Я собирал в душе обрывки воспоминаний, как собирают в кучу осенние листья, чтобы сжечь их». Ох, если бы это было возможно, я не пожертвовал бы не розжига, не спичек.

Недавно я наткнулся на статью в nplus1.ru

В ней проводили эксперимент и основываясь на схеме построения воспоминаний делили подопытных на две группы:
1. Запоминают «нужные» с практической, бытовой, профессиональной точек зрения вещи
2. Запоминают наиболее «эмоционально окрашенные» вещи (называется «эпизодическая память»).

Моя группа – явно, вторая.

Пишу это и вспоминаю, что лет 7 назад читал в книге Норбекова: «часто ли вы запоминаете путь на автобусе до работы? А теперь представьте, что не успели зайти в него полностью: голову зажало, а тело на улице, бежит за тронувшимся транспортом. Вот этот путь вы запомните?». Написано было примерно так.


Память – злая штука, а может быть – это я такой, что за тридцать с лишним лет, изгадил город своих воспоминаний, в котором провел почти полжизни. Но знаете, вчера, в первый раз за несколько лет я был в районе Олимпийского. Наверное, это стадион, но для меня – это книжный рынок. Появилась парочка новых зданий. Они еще не запятнаны моими воспоминаниями.

Я постараюсь, я приложу все усилия, чтобы те места Москвы, которые мне незнакомы по каким-либо причинам: из-за того, что они возведены недавно или просто меня не заносило в этот район раньше, так вот, я постараюсь, вписать их в свой город воспоминаний чем-то позитивным, радостным, счастливым. Таким, что захочется распечатать и поместить в альбом или на даже на фасад дома.

Сестра, заберите микроскоп и унесите спирт. Я закончил.


А какие у вас первые детские воспоминания?
Tags: "Наш дар безсмертный - речь"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments