Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

История одной болезни. Из жалобной книги поликлинического отделения №2 ГБУЗ СО"Сызранская ЦГБ&q

Оригинал взят у tamarapravdina в История одной болезни. Из жалобной книги поликлинического отделения №2 ГБУЗ СО"Сызранская ЦГБ"( 1 )
История Дмитрия Рожкова



История одной болезни! Здравствуйте читатели. Расскажу про историю болезни моего отца. 1956гр. 59 лет. Прикреплен он был к поликлинике №2 на Монгоре по адресу: г.Сызрань ул. 50 лет октября 60.Обратился отец к врачу участковому терапевту Гаяновой Светлане Александровне, с болью в животе и на уплотнение в брюшной полости, которое он чувствовал. Было это 23 июля 2015 года. Самое первое УЗИ, сделанное, кстати, за свои деньги, платно, показали опухоль в районе ободочной кишки. Но участковая просто прикрепила этот результат в карточку и назначила отцу сдачу анализов. Один из них - ФГС указал на язву. Прошел курс лечения, язву вылечил, но боли остались и главное опухоль росла!

Анализ крови указал на низкий гемоглобин. Вот от этого она начала его усиленно лечить! Всё ею прописанное лекарство предназначалось на поднятие этого показателя. Пациент сдавал анализ за анализом. Боль не проходила, опухоль росла. Обращения к заведующей Емакаевой Инне Алексеевне ничего не дали, она разводила руками и говорила, что не знаем, что с тобой делать.

Шло время. Но врач диагноз не ставила, просто продляла больничный ист. «Анемия»- говорили они вместе с заведующей. Как шутил отец: «Это все равно, что качать воздух в пробитое колесо, не заделывая прокола!» На очередном приеме назначили МРТ. Не знаю, как его сделали, но результаты всех сданных анализов в Сызрани: колоноскопии, МРТ брюшной полости, ФГС исключали наличие онкологии, они утверждали, что все нормально. А опухоль росла. Участковая же тупо пичкала отца «железом». На низкий гемоглобин она списывала все «болячки», что уже говорит о ее непрофессионализме!

В сентябре в поликлинику приезжали Самарские врачи, направили к ним на прием. Отца посмотрели и положили в больницу в Самару, в клинику Мединститута в гастроэнтерологическое отделение, к врачу Садомовой Е.А.. И только там врачи обратили внимание на жалобы об опухоли. Повторное УЗИ показало растущую опухоль. И вот уже она перенаправила в Самарскую онкологическую клинику. Спустя пять месяцев попали по назначению! Но даже там простым смертным нужно ждать! На Сызранские анализы там никто не смотрит, нужно сдавать заново. Запись через две недели! Потом к врачу, опять через две недели! И о какой ранней диагностики рака в России идет речь!!! Нас даже там толком никто не смотрел, и с нами не разговаривали. Что говорить, в карточку никто ни разу не заглянул: «Вот направление на анализы… на компьютерную томографию (КТ)…!» Кстати только после КТ Самары отцу установили диагноз: «Опухоль ободочной кишки, с прорастанием в желудок, Mts в лимфатические узлы!».

Оставалось 18 декабря 2015г сдать недостающие анализы и на операцию. Гаянова с радостью констатировала: «Вы теперь не мой пациент, идите в онкологию!». Приближался новый год, но для нашей семьи он был не радостным праздником. Боли усилились, температура поднималась до 39. На жалобы отца ни какой реакции лечащего врача и заведующей не было, да и о какой квалификации наших врачей можно говорить, если при направлении на инвалидность уже после установления диагноза онкологической Самарской клиникой местный хирург поликлиники №2 Ревякина Анастасия Игоревна писала в карточке - жалоб нет!

Сдать анализы в Самаре мы не смогли, не успели, состояние ухудшилось. Заведующая Сызранской онкологической поликлинникой Широкова Г.Л. без направления, экстренно отправила нас к хирургу в отделение онкологии Ерину С. В. Тот экстренно положил на операцию и 17 декабря прооперировал. Отмечал, что если бы не сделали операцию сейчас, то через два дня было бы уже поздно. Правда, больше шести процентов на успешный результат операции он не давал. Но она подарила нам дополнительные десять дней жизни. После этой очень серьезной операции давление, температура, гемоглобин пришли в норму. Мы очень надеялись на выздоровление… Отец очень хотел жить!

Сначала перевели в реанимацию в течении двух суток был там. О ней остались очень отрицательные впечатления. Там ты никому не нужен, выживешь – будешь жить, а нет – значит, нет! Похоже, что у реанимационных медсестер атрофировалось чувство сострадания. В сознании лежал отец на кровати, в выделениях из кишки, которая была выведена после операции в бок. Но медсестры, вместо того, чтобы протереть его морщили носики и, что бы не пахло, открывали окно, и это в мороз. О просьбах попить, воду просто наливали из- под крана, и доброго слова от них не услышал. Зачем, все равно ты полутруп. Но отец очень хотел жить!

Когда перевели в палату мы постарались максимально окружить его заботой. А он выполнял все рекомендации врача: надо дуть надувные шарики – дул, нужно вставать – вставал и шаркая ногами, борясь с головокружениями ходил. Но увы… к следующим выходным состояние резко ухудшилось. Опять увезли в реанимацию… Но только теперь, зная как там могут обращаться, мама каждый день дежурила у их дверей. Кто же придумал такие правила: не давать сведений о больном его родным, не позволять им помочь в уходе за безнадежным больным. Есть ли сердце у этих людей?!? В воскресенье нас обнадежили, пациент в сознании, чувствует себя лучше, скорее всего, переведут завтра в палату.

Не успели порадоваться: 27 декабря в 15-20 папа умер… Пять месяцев хождения по мукам привели в никуда… «Надо было раньше, я бы помог, удалил опухоль на ранней стадии», - говорил хирург Сергей Васильевич Ерин. Спасибо ему громадное, низкий поклон, он подарил нам десять дней… А самый точный диагноз поставил на вскрытии патологоанатом. Р.S. Берегите себя! Кроме Вас самих вы никому не нужны. Особенно нашим Сызранским участковым врачам!


Медицинская жалобная книга.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments