Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

Дмитрий СОКОЛОВ. Русская весна в Севастополе: в преддверии второй годовщины

Оригинал взят у elena_sem в Дмитрий СОКОЛОВ. Русская весна в Севастополе: в преддверии второй годовщины
Русская весна в Севастополе: в преддверии второй годовщины

ФЕВРАЛЬСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ

Близится 23 февраля. Вторая годовщина начала Русской весны. День, когда тысячи горожан вышли на площадь Нахимова, чтобы сказать свое решительное «нет» произошедшему в Киеве вооруженному перевороту. Было заявлено о неподчинении послемайданной украинской власти, избрании народного мэра, создании отрядов самообороны.

Принимая эти исторические решения, город рисковал очень многим. До 27 февраля 2014 г. приходилось действовать на собственный страх и риск. Появление «вежливых людей», переподчинение силовых ведомств Крыма и Севастополя местным властям и референдум 16 марта… — все это будет потом. А тогда, в воскресный день 23 февраля, люди выходили на площадь, потому что любили свой город и не могли поступить иначе.

Вовсе не «кремлевская пропаганда», транслируемая в эфире российских телеканалов, вывела севастопольцев на улицы, заставила одних из них надеть камуфляжную форму и нести дежурство на блокпостах, а других – активно помогать первым, собирая продовольствие, медикаменты, снаряжение и теплые вещи.

Если и говорить о влиянии средств массовой информации, то здесь украинская сторона должна «благодарить» только себя. Пожалуй, трудно было представить лучшую агитацию в пользу восстания, чем многочасовые прямые трансляции из центра Киева, которые показывались порошенковским «Пятым каналом». Захлебываясь от восторга, украинские журналисты комментировали сцены погромов и расправ над мифическими «титушками», бойцами «Беркута», солдатами внутренних войск и сторонниками правительства Януковича.

А сколько агрессии в адрес севастопольцев и крымчан было в социальных сетях и на интернет-форумах! На примере последующих кровавых событий в Донбассе, 2 мая в Одессе мы видим, что это не были пустые угрозы. Опьяненные вседозволенностью, сторонники «украинской революции» действительно были настроены подавлять и убивать своих идейных противников, даже если те поначалу и не думали отделяться от Украины, а просто имели свой собственный взгляд на произошедшее в Киеве.

Более чем кто бы то ни было, севастопольцы понимали, что после отстранения правительства Януковича их, а также все русское население Украины не ждет ничего хорошего. Пришедшие к власти силы не скрывали своей русофобии. Они не были в принципе способны к диалогу. Ведь когда произошло восстание в Новороссии, которое поначалу совершалось под лозунгами федерализации (а вовсе не отделения от Украины), деятели киевской хунты даже не сделали попытку договориться. Вместо этого они объявили восставших «террористами», «сепаратистами», «пособниками российских агрессоров» и стали обстреливать восставшие города авиацией, артиллерией и установками «Град».

То же самое ждало Севастополь. Провести показательную «зачистку» города, как в Одессе 2 мая, в принципе было не сложно. Достаточно было пригнать сюда несколько автобусов вооруженных молодчиков. Быть может, они бы и не преуспели, но в ходе столкновений неизбежно были бы жертвы. Выходя 23 февраля 2014 г. на главную городскую площадь, люди не знали, чем все закончится (тогда еще сложно было представить, что Кремль решится пересмотреть границы соседнего государства, которые признавал в течение всех 23 предшествующих лет).

Видя происходящее в Киеве, они не хотели, чтобы над ними так же издевались, убивали и жгли. В том, что сторонники Евромайдана способны на это, не было ни малейших сомнений. За день до митинга, 22 февраля 2014 г., Севастополь встречал бойцов «Беркута», которые вернулись из украинской столицы. Встречал как героев. Обожженные, охрипшие, с измученными лицами и истертыми шевронами, они и сегодня остаются символом мужества. В глазах половины страны тогда они были последней надеждой на восстановление законности и порядка. Не их вина в том, что их предали.

Вместо того, чтоб опереться на тех, кто несмотря ни на что, мог бы его поддержать, отдать пусть запоздалые, но правильные приказы армии и спецслужбам, тогдашний президент Янукович предпочел договариваться с оппозицией, а после позорно бежал из страны.

Наконец, к 23 февраля в городе уже знали о страшной расправе, которую украинские «евроинтеграторы» учинили над возвращающимися в Крым сторонниками Антимайдана на трассе возле Корсунь-Шевченковского (Черкасской области). Обстреляв автобусы из огнестрельного оружия, боевики Евромайдана выгнали сидящих в них людей и провели через живой «коридор», избивая саперными лопатками и битами. Затем крымчан повалили в одну кучу на обочине, облили бензином и угрожали поджечь.

После мучители издевались над жертвами, гоняя их вокруг автобусов и заставляя собирать разбитые стекла. Большая часть автобусов была сожжена. Спасшиеся (до Крыма добрались не все, некоторые пропали без вести) вспоминали, что из толпы боевиков им кричали: «Подождите, мы к вам в Крым еще приедем. Будем вас резать и стрелять, кого не достреляли». Вызванная местная милиция предпочла не вмешиваться.

Интересно, что об этом (как и о многом другом) нынешние украинские власти стараются не вспоминать. Севастополь и Крым для них — территория Украины, которая не ушла из-под юрисдикции Киева в ходе всекрымского референдума, а «оккупирована Россией». Как и не в состоянии они признать, что в течение двух лет убивали своих же сограждан в ходе конфликта в Донбассе.

Миф о «российской агрессии» очень удобен. Прикрываясь им, легче манипулировать массами, объясняя собственную несостоятельность издержками военного времени. В зеркале украинской пропаганды восстание Севастополя – это не творчество масс, а «спецоперация». Люди, которые ходили на митинги, записывались в отряды самообороны, мерзли на блокпостах, дежурили у штаба военно-морских сил Украины, оказывается, «стояли за деньги». И вообще «за них все сделали Путин и российская армия».

Так проще изображать из себя «жертву внешней агрессии», и, заливаясь крокодиловыми слезами, клянчить у Запада очередные кредиты. А с другой стороны — повышать градус военной истерии внутри страны, когда одетые в камуфляжную форму, облеченные властью и званиями каратели, преступники и убийцы возводятся в ранг национальных героев.

В ситуации, которая сложилась конце февраля 2014 г. в Севастополе и в Крыму, Россия и в самом деле не могла остаться в стороне. У военных, которые служили здесь, были семьи и родственники. И невозможно представить, что способные защитить своих близких муж, отец, сын и брат стали бы безучастно взирать на то, как совершается зло.

Дальнейшие события сегодня известны каждому севастопольцу. Референдум 16 марта 2014 г. золотыми буквами вписан в анналы новейшей российской истории. Трудно забыть это непередаваемое чувство ликования и духовной свободы. Словно был сорван невидимый обруч, который сдавливал голову все эти годы. Казалось, что Крымская весна – это начало большой Реконкисты, воссоединения русских земель.

Было очевидно, что без контроля над материковой частью Украины Крым будет уязвим, что, не отстранив киевскую хунту от власти и не поддержав создание Новороссии на территории от Донбасса до Приднестровья как дружественного РФ государства с федеративным устройством и русским языком в качества государственного, Кремль получает у своих границ очаг нестабильности, где русофобия и жажда реванша за «крымский сценарий» сегодня возведены в статус национальной идеи.

Ничего этого бы не было, решись российское руководство распространить свое влияние на весь Юго-восток Украины. Совсем не обязательно было включать эти территории в состав РФ, как Севастополь и Крым. Можно было лишь поддержать местные пророссийские силы. Весной 2014 г. никто, кроме горстки национал-радикалов, не горел желанием воевать. Руководители хунты были напуганы перспективой вторжения, а силовые структуры в принципе были не против переметнуться под триколоры или флаги провозглашенных республик, в случае если бы российское руководство заняло б более жесткую и последовательную позицию.

Не было бы сожженных 2 мая в Одессе, погибших во время авианалета в Луганске, в ходе обстрелов Славянска и других восставших городов и поселков Донбасса. Россию не наводнили бы беженцы. Наконец, не было бы энергоблокады Крыма и веерных отключений электроэнергии.

Вместо этого Русская весна в Новороссии была задавлена траками танков, снесена огнем «Градов», расстреляна на улицах Мариуполя, сгорела в Доме Профсоюзов в Одессе. Открыто выражать симпатии к России и к Русскому миру на территориях, которые находятся под контролем киевской хунты, сегодня означает быть арестованным по обвинению в «сепаратизме» и занесенным в «черные списки». Осуждая преступления советского и нацистского тоталитарных режимов, послемайданные украинские власти, по сути, дублируют методы сталинского НКВД 1930-х гг. с пыточным следствием и фабрикацией «липовых» дел.

Не лучше обстоят дела и по ту сторону фронта. Не погрешим против истины, сказав, что существующие сегодня осколки несостоявшейся большой Новороссии в виде Донецкой и Луганской народных республик весьма далеки от того образа, который весной 2014 г. виделся участникам массовых протестов на Юго-востоке страны. И здесь мы наблюдаем разгул криминала, насилия. Инфраструктура Донбасса разрушена в ходе боевых действий. Местное население вынуждено существовать за счет гуманитарной помощи (часть из которой попросту разворовывается).

Некоторые полевые командиры и высокопоставленные чиновники провозглашенных республик развернули теневой бизнес, продавая украинской стороне уголь и другие ресурсы. Вчерашние герои Русской весны в лучшем случае отстранены от активной политической деятельности или вынуждены уехать в Россию, в худшем – убиты.

Будущее Донбасса и Украины туманно. Одно очевидно: что этот конфликт будет проявлять себя долгие годы, то затихая после очередных Минских договоренностей, то вновь перерастая в активную кровавую фазу. Дети, которые растут сегодня, повзрослев, будут помнить, что их бабушку, дедушку, родителей, брата, сестру убили украинцы. Такие же дети, но по другую сторону фронта, будут взрослеть, имея перед собою пример в лице «героев АТО», в атмосфере ненависти к России, а также к своим соотечественникам, которые не приняли победы Евромайдана. Семена ненависти брошены на многие годы вперед, и они, несомненно, дадут свои всходы.

А что же Севастополь и Крым? Точнее, один Севастополь. Город, который на протяжении всех 23-х лет нахождения под властью «незалежной» мужественно сопротивлялся любым попыткам украинизации, где приезжающие представители «свидомой» общественности со злобой и страхом признавали, что будто бы приехали в другую страну. Город, который после воссоединения с Россией имел все шансы стать символом национального возрождения, «витриной Русского мира», снова становится протестным регионом.

Проголосовав на референдуме, продемонстрировав волю к самоорганизации, севастопольцы вовсе не ждали от России золотых гор. Достаточно было просто жить и работать под триколором и двуглавым орлом, приумножая то, что уже было сделано. Вместо этого уже во второй половине 2014-го стали проявляться странные и крайне негативные тенденции. Несмотря на щедро выделяемые федеральным центром бюджетные средства, инфраструктура города медленно разрушается.

Местные специалисты, имеющие многолетний опыт работы по специальности, остались не у дел либо вынуждены переквалифицироваться или идти на низшие должности. И в государственных, и в частных структурах господствуют пришлые кадры с материка.

В том, что после воссоединения и севастопольцам и крымчанам на первых порах понадобится помощь профессионалов, которые помогут адаптироваться к российским законам, не было ни малейших сомнений. Но одно дело – научить и показать, другое – самим занять высокие должности, протаскивая следом своих детей, жен, любовниц. Ненормальная ситуация в сфере занятости населения нашла отражение даже в официальных документах местных органов власти (например, в Постановлении Правительства Севастополя от 22.12.2014 г. № 628 (ред. от 14.08.2015 г.) «Об утверждении государственной программы города Севастополя «Содействие занятости населения города Севастополя» на 2015 - 2017 годы).

Прошло совсем мало времени, чтоб в городе проявили себя такие негативные проявления российской действительности, как коррупция, «распилы» бюджетных средств, нарушения земельного законодательства, нерадивость и хамство чиновников. Лента городских новостей заполнена информацией о новых коррупционных скандалах. Так, в 2015 г. следственным управлением Следственного комитета по Севастополю было возбуждено 115 уголовных дел по преступлениям коррупционной направленности, тогда как в 2014 г. было возбуждено всего 29 таких дел.

Каждое новое назначение вызывает все больше недоумения. На форумах и в социальных сетях жители города все чаще задаются вопросами: «зачем это нужно? Разве у нас нет своих специалистов?» Тем паче, что в ходе журналистских расследований выясняются интересные факты о некоторых прибывших «специалистах». Тот – в прошлом «отметился» антироссийскими и антипутинскими высказываниями, этот – симпатизировал послемайданному Киеву и проводимой им карательной операции против Донбасса.

Дошло уже до того, что приглашенные с материка мастера пиар-технологий смонтировали 20-минутный фильм «4-я оборона Севастополя» (его закрытый показ был проведен в ряде общеобразовательных учреждений города), в котором, по сути, излагается позиция нынешней киевской власти относительно крымских событий февраля-марта 2014 г., называющей свободное волеизъявление граждан на референдуме 16 марта 2014 г. «аннексией» и «актом военной агрессии».

В фильме полностью исключается активное участие севастопольцев и крымчан в событиях февраля-марта 2014 г., а сами события представлены исключительно как успешно проведенная операция спецслужб и военных. Местному населению отведена роль статистов. Неизвестно, какие цели ставили перед собой авторы видео, но пока им определенно удалось сделать две вещи: вызвать возмущение горожан и… бурную радость украинцев, увидевших в фильме очередное доказательство «российской агрессии».

Складывается ощущение, что кто-то намеренно раскачивает ситуацию в городе. Наверное, трудно придумать большее оскорбление, чем попытаться переписать историю, поставив под сомнения события, в которых все севастопольцы (включая автора этих строк) так или иначе принимали участие.

Сегодняшняя обстановка в Севастополе сложная. Перманентный конфликт двух ветвей власти – законодательной и исполнительной, обилие пришлых управленцев всех уровней (не знающих местной специфики, преследующих свои сиюминутные цели), безработица, рост цен и низкий уровень заработной платы — все это создает благодатную почву для роста социальной напряженности.

Вдвойне печально, что многие из этих проблем созданы искусственно. Город и сегодня имеет все шансы стать южным форпостом России, где мирно соседствуют памятники истории и высокие технологии. Создавшееся положение могут изменить лишь качественные перемены в работе местных органов власти, «перезапуск» всей проводимой политики.

В преддверии второй годовщины Русской весны хочется все-таки верить, что все возникшие трудности будут разрешены. И что бы ни произошло, никто не отнимет у севастопольцев их человеческое достоинство. Никто не отберет главные плоды их победы – мир и право жить на своей земле.

Фото из архива автора


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments