Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

Медведи и выжившие

Оригинал взят у training_dog в Медведи и выжившие
Оригинал взят у batrachospermum в Медведи и выжившие
Незнание – основа ксенофобии. Чего не знаешь – к тому питаешь неприязнь. О типичном поведении чужаков узнаешь, только прожив с ними бок о бок долгое время, – тогда привыкаешь к ним, перестаешь страшиться. Известно, что русские не боятся медведей, потому что они все вместе живут и ходят друг к другу в гости, часто в ушанках да с балалайками. В Скандинавских странах это далеко не так.


Обычное дело в русских семьях. Для Скандинавии же такое редкость. Фото: Daily Mail

В какой-то момент там вообще было мало бурых медведей – примерно 130 особей около 1930 года – последствие введения премий за убийство этих животных. После того как медведи получили охранный статус, их численность начала постепенно восстанавливаться, достигнув 700 особей в 1995 году, а подсчеты 2011 года выявили уже примерно 3300 особей в Швеции и минимум 166 в Норвегии (там они, по сути, были истреблены к 1931 году).

Рост численности медведей вкупе с расширением активности людей в лесах привел к увеличению числа контактов между двумя этими народами, а значит, и ксенофобии. Ее развитию способствует и активное обсуждение в прессе несчастных случаев, когда люди были убиты косолапыми хищниками. Плюс незнание, о котором писалось в начале: неизвестно, чего ожидать от медведя, можно ли его погладить или подразнить, как он к этому отнесется, агрессивен ли он или абсолютно безопасен, хоть катайся верхом. Насколько оправдано предубеждение против этих животных?

Чтобы ответить на вопрос и просветить народ человеческий, ученые провели эксперимент. Они устроили очную ставку с участием людей и медведей! Было взято 30 взрослых медведей разного возраста (от 4 до 19 лет) и куча людей (точное число не сообщается, но мы бы взяли про запас – мало ли, сколько народу сожрут медведи во время исследования). У медведей были ошейники с датчиками или импланты, благодаря которым их можно было отслеживать при помощи космической навигации (с момента, когда они обзавелись этими устройствами, прошло не меньше года, так что было достаточно времени для реабилитации).



Смельчакам-добровольцам было велено начать приближаться к медведю с разных расстояний (среднее – 870 м), они делали это в одиночку или в группах по 2–4 человека. Для того чтобы смоделировать стандартную ситуацию, в которой возможно встретить в лесу медведя, необходимо было изображать из себя обычных туристов – идти размеренным шагом и разговаривать друг с другом. Это нужно было также для того, чтобы для медведя не стало неприятным сюрпризом внезапное появление чужака, что могло бы напугать зверя и привести в ярость со всеми вытекающими из «туриста» последствиями. С теми же целями люди двигались так, чтобы ветер дул в направлении медведя и заранее доносил до него аппетитный человеческий запах.

Тяжелее всего, конечно, приходилось одиноким «туристам» – им нужно было не только всю дорогу перебарывать в себе первобытный ужас от предстоящей встречи с хищником, но и пытаться разговаривать самим с собой! Возможно, кому-то это даже помогло разобраться немного в себе – послужить науке, так сказать, с пользой и для себя. «Зачем же я живу? Песчинка во вселенском океане! Не нужен никому, все тлен, пустое... Медведь, где ты?! Иди, сожри меня, зверина, вот он я, тщедушный суеслов! Хоть поддержу круговорот веществ планетный.. Все тлен, все тлен, пустое…» – «РРРОАГХРРР!!! ХАЩ-РРРАРР-АМ-АМ-НЯМ! РРР!!!» Наверняка были и такие случаи, только ученые о них не упомянули в статье.


«Все тлен…» Фото: AMNH

В 80% случаев (из 169 подходов) медведи предпочитали свалить еще до прихода человека, а те, что оставались на месте, никакой агрессии не проявляли вообще, так и не предоставив запасным добровольцам шанса испить адреналин (плюнув в расстройстве, они ушли из эксперимента, посылая проклятия выжившим). Некоторых вообще не было видно: хотя наблюдатели знали, в каком направлении смотреть и на какое примерно расстояние, лишь в 15% случаев медведи были замечены. По большей части звери тусуются среди густой растительности (она, кстати, может затруднять доступ инородных запахов к медвежьему носу, отчего некоторые медведи и не убегали вовремя). Вероятно, большая часть «близких контактов» так и остается незамеченной людьми во время прогулок по лесу.

Причина, по которой медведи отказываются от дешевого человеческого мяса, может заключаться в том, что они недостаточно смелы – самые дерзкие подверглись отбору во время отстрелов в предыдущие века. По стародавним сообщениям, оставшиеся шведские медведи были паиньками, а именно от них и народилось современное трехтысячное потомство.

Впрочем, это не значит, что медведи останутся толерантными, когда у них будет компания. Такой компанией могут стать детеныши, кусок вкусной дичи или рана в теле животного – это факторы риска, при наличии которых медведи могут вести себя агрессивно. Также медведи охотно ведутся на провокации собак. Измерить порог терпимости при таких факторах (и с другим направлением ветра) – задача дальнейших исследований при участии еще более храбрых добровольцев.

Пока же понятно одно: скандинавские медведи – в отличие, например, от американских гризли – весьма безопасные существа, которые не заслуживают ненависти. Главное – взаимоуважение. Если скандинавам удастся побороть в себе ксенофобию, то, возможно, и там настанут счастливые времена, когда люди и медведи вместе будут гулять по улицам и играть на никельхарпах.

Научная статья: PLoS ONE (Moen et al., 2012)
Tags: животные.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments