Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

«Конфликты — мой профиль!»

Оригинал взят у etoonda в «Конфликты — мой профиль!»


Экс-премьер ДНР Александр Бородай рассказал The New Times*, как он оказался в Донецке, почему не задержался там на руководящем посту и есть ли сегодня шанс у Минских соглашений Впервые его довелось увидеть в мае 2014 года на митинге в Донецке.

Приехавший в столицу только что образовавшейся Донецкой народной республики (ДНР) московский политтехнолог Александр Бородай со сцены обещал местным шахтерам и пенсионерам, что Донбасс уже совсем скоро вступит в состав России и они заживут новой прекрасной жизнью. Номинальным руководителем самопровозглашенной республики считался Денис Пушилин, но все посвященные знали: реальная власть находится в руках Бородая.

Бородай рассекал по Донецку на здоровенном черном джипе Nissan Patrol, в багажнике которого рядом с туго набитым долларовой наличностью рюкзаком стоял ручной пулемет. На встречу с корреспондентом NT Бородай опоздал почти на час. А после разговора перезвонил и потребовал в самом начале интервью указать, что он никогда не согласился бы беседовать с таким журналом, как The New Times, если бы не знал корреспондента лично. The New Times продолжает серию интервью с политиками и общественными деятелями, чьи взгляды и действия противоречат позиции журнала. Завсегдатай горячих точек .

Как вы вообще оказались в Донбассе?

Я побывал во многих горячих точках — в Приднестровье, Таджикистане, Афганистане, в Чечне, защищал Белый дом в 1993 году, ну и так далее. Я политически активный субьект. Для меня конфликтные ситуации — предмет профессионального, если хотите, даже научного интереса. Это мой профиль. Сначала мы с товарищами, одним из которых был Игорь Стрелков, работали над присоединением Крыма. Уже тогда к нам прибывало много ходоков из Донбасса, утверждавших, что они готовы подняться на борьбу за свободу от Украины. В апреле 2014 года я с небольшой группой друзей посетил Луганск и Славянск, а в мае с отрядом добровольцев прорвался в Донецк. Главной задачей было получить информацию — что там происходит.

Я быстро выяснил, что все серьезно, но царит полнейшая анархия — то есть многочисленные отряды, готовые воевать за независимость Донбасса, уже есть, но единого руководства у них нет. Появление человека из Москвы чрезвычайно вдохновило местных, я сыграл организационную роль. А когда возникла необходимость создавать правительство,собралась сходка командиров, среди которых были Захарченко, Ходаковский** и другие. Они, можно сказать, и сделали мне предложение, от которого я не смог отказаться.

А почему выбор пал на вас?

Во-первых, наверное, потому что я из России, — это демонстрировало людям, что пусть не российское государство, но русский народ поддерживает Донбасс. Во-вторых, у меня был опыт управления в конфликтных ситуациях. На митингах вы постоянно озвучивали лозунг «Донбасс — это Россия». Люди вас воспринимали как представителя РФ, думали, что за вами стоят серьезные политические силы…

Я общался в Москве с массой влиятельных людей, при этом не обязательно госчиновниками, знал ходы и выходы, имел кое-какие связи в разных структурах власти. И у меня тогда были надежды, переходящие в уверенность, что Донбасс должен быть присоединен к России по крымскому сценарию, тем более что к тому моменту Совет Федерации уже дал президенту полномочия для ввода войск на Украину.

Вы хотите сказать, что российская власть никак не участвовала в событиях в Донбассе?

Думаю, российской власти вообще вся эта история, начиная с Майдана и свержения Януковича, была максимально невыгодна. Руководство РФ, по сути, оказалось вынуждено реагировать на ситуацию, которую просто нельзя было проигнорировать: на границе страны начинается война, и тысячи российских граждан совершенно добровольно прут туда и участвуют в боевых действиях.

Путин недавно признал, что в Донбассе присутствуют наши военные специалисты — решают «определенные вопросы»… За комментариями по этому поводу — к Владимиру Владимировичу. При мне никаких российских военных специалистов там не было. Я ни одного не видел. Были лишь добровольцы с боевым опытом или с опытом службы в различных силовых структурах. «Ахметов постоянно незримо присутствовал в регионе. Часто приходилось соприкасаться с его щупальцами. Но поскольку официально он выступал за единую Украину, для него лично появляться в Донецке было небезопасно»

А оружие и техника из России поставлялись?

Нет. Мы отжимали или покупали у хохлов эту технику. Помню, как БМП меняли на раритетный наган ценой в пару тысяч долларов. На митингах вы говорили, что у вас хватит денег, чтобы выплачивать пенсии и зарплаты. Откуда деньги? Если честно, тогда я, конечно, несколько выдавал желаемое за действительное. Но пенсии и зарплаты — скудно, тяжело, но выплачивались. Мы получили огромную спонсорскую помощь от частных лиц.

Можете их назвать?

Многие произносят фамилию бизнесмена Малофеева… Пусть произносят.

Вам ведь с ним приходилось работать?

Я, конечно, не буду называть имен. Это не был какой-то один олигарх или два. Целая гора народу и общественных организаций. Даже один баскетбольный клуб жертвовал.

А с Украины шли финансы?

Есть мнение, что изначально донецкий «Антимайдан» финансировал олигарх Ахметов. Ахметов постоянно незримо присутствовал в регионе. Часто приходилось соприкасаться с его щупальцами. Но поскольку официально он выступал за единую Украину, для него лично появляться в Донецке было небезопасно. Подобная деятельность на территории ДНР мной рассматривалась как подрывная. Что могло грозить тем, кто ее вел? Арест. В случае сопротивления — сами понимаете что. Военное время все-таки. Некоторых полевых командиров Ахметов подкупал или пытался подкупить. К примеру, Александра Захарченко, который сразу мне об этом доложил. Мне лично ни Ахметов, ни его эмиссары никогда денег не предлагали.

Вы упомянули о применении жестких мер. Не секрет, что несогласных с новой властью в Донецке людей сажали «на подвал». Даже журналистов прессовали.

Все подобные случаи сразу же пресекались. Если вдруг с кем-то не очень вежливо обошлись, ну, например, дали прикладом по физиономии, то перед ним потом извинялись. Эксцессы, конечно, были. Ну а что вы хотите: революционная ситуация, вылезает куча маргинальных элементов, выплескивается социальная ненависть, которая копилась десятилетиями. Нужно учесть, что вначале у нас практически не было правоохранительных органов. Психи на благо революции В ополчение подались и многие представители криминала, отжимали квартиры, машины, даже фирмы. Вы знали об этом? Бывало и такое. Приходилось с этим очень жестко бороться. Экс-министр обороны ДНР Игорь Гиркин (Стрелков) на днях признал, что расстреливал людей в Славянске «по сталинским законам». Стрелков — грамотный опер. Не более. Но у меня не было тогда других кадров. А Стрелков был готов идти в бой. Это очень важный аргумент, если честно.

Когда вы с ним только входили в Славянск, понимали, что начинаете полномасштабную войну, в которой погибнут тысячи?

Мы надеялись, что все разрешится сравнительно мирным путем. Есть русские люди, которые оказались в беде, и твой долг как патриота и просто честного человека им помочь. Как можешь, так и помогаешь. Даже если бы я знал все наперед, все равно бы пошел. Пусть меня в чем угодно обвиняют. Это война. Когда я в церковь захожу, по этому поводу не чувствую раскаяния. А если где-то на Украине начнутся волнения и вам предложат туда отправиться — поедете? Конечно. Если там начнется, я не буду дожидаться чьих-то предложений, уж поверьте.


Привет . Добавляй в друзья )

</lj-userpic>

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments