Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

Categories:

"Приразломная". На работу на вертолёте

Оригинал взят у alexey_ionov в "Приразломная". На работу на вертолёте



Нет, я не сын олигарха и не топ-менеджер нефтяной компании. Я простой инженер, но в моей богатой рабочей практике был совершенно сумасшедший месяц, когда я каждый день летал на работу на вертолёте. Да да. На вертолёте. На работу. Каждый день. Пусть это было не Робинсон, а старая добрая восьмёрка, но теперь есть что детям и внукам рассказать.





Декабрь 2011, МЛСП «Приразломная» после бетонирования на 35 СРЗ в Мурманске ушла на точку бурения. Работ по пусконаладке и достройке было море, но вот незадача. Жилой модуль платформы рассчитан максимум на 300 человек, а работало на тот момент 500. Был построен «шанхай» — городок из бытовок на крыше хранилища буровых труб, спали в режиме «горячей койки», но место всё равно не хватало.



Летом ситуацию спасала «Анна Ахматова», которую превратили в плавучую гостиницу, но в сезон штормов она ушла, и часть инженерного состава (около 25 человек) решили выселить в посёлок Варандей и возить на работу вертолётами. Всё равно они делали по 2 рейса в день меняя личный состав платформы и достройщиков, ну заодно нас подбрасывали. За тот месяц я налетал под 70 часов на Ми-8АМТ.



Думаете а чего б не полетать. Ну как вам сказать, это Сергея Долю в пресс-тур везут на вертолёте с нормальным салоном. Нас же возили на грузовиках с откидными лавками вдоль бортов. Плюс ко всему мы 2 раза в день проходили таможню. А гидрокостюм. Но обо всём по порядку





В вертолётах над морем в России принято летать в гидрокостюмах со спасжилетами. Мало-ли чего. Но честно — шансы есть, но ничтожны. Замёрзнуть легко. Проблема зимних гидрокостюмов в том, что у них в качестве обуви используются резиновые сапоги. В отличие от летних, предназначенных для нормальной обуви. А у меня 45-й размер. А костюм индивидуально не выдавался, был комплект на борт. 25 штук (итого 50). С 45-м размером их штуки три всего было и за ними вечно была охота. А прилетев на платформу, гидрокостюм надо было снять, и отдать улетающему коллеге. 45-го могло не достаться. Тогда влезай в 44-й без тёплого носка.





А вертолёт, он ведь не самолёт. ВСУ у него нет, и греться он начинает только при работающих движках. Да салон пытаются прогреть тепловой пушкой, но толку от этого мало. Ноги к этому моменту успевают прилично замёрзнуть. Я не просто так на фото в балаклаве сижу. Мы ещё не взлетели и в вертолёте дубак.



У откидных лавок нет спинок. И если вы не ухватите место между иллюминаторами, вас ждут незабываемые 50 минут полёта в скукоженном состоянии. 20 мужиков с вещами в Ми-8 — это реально тесно. Как в пазике в час пик. Самое классное место в этом случае — как раз там, где я сижу. Можно спиной на борт облокотиться, справа никто не зажимает, аварийный выход рядом.



Но человек ко всему привыкает, привыкли и мы. У зимних гидрокостюмов оказался хороший бонус — в спину вшит пенопластовый элемент плавучести, который неплохо поддерживает сонного человека. К концу месяца мы научились моментально засыпать и просыпаться в аккурат перед посадкой. Этим в последствии «варандейцы» и выделялись из всех.





Но долететь мало, нужно ещё дойти от вертолёта до жилого модуля платформы. А это тоже задачка не из лёгких. Строительная отметка ВП – 61 метр. Минус остадка платформы около 17 что ли. Высота над морем приличная. А в море постоянный ветер. Ограничение по полётам — ветер 25 что ли м/с. А это очень свежий ветер. На высоте 40 метров над морем может сдуть. И вот ты такой оранжевый с баулом одежды и вещами в руках выходишь из вертолёта. Тут главное не получить по зубам тем, что в руках, поймать ветер и спокойно, не спеша дойти до трапа.
И на этом нелёгком пути тебя поджидает ещё одно испытание. Ради 5 минут постоять на платформе двигатель глушить никто не будет, и в определённый момент ты получаешь нехилый толчок в спину от потока воздуха, создаваемого винтом вертолёта.





За месяц мы настолько хорошо стали чувствовать ветер, что потом лёгким прогулочным шагом шли от вертолёта в жилой модуль, тогда как остальные спотыкаясь и падая пытались бороться с ветром. Был случай, когда «варандейцы» вертолёт разгружали, т.к. больше особо некому было — опасно было выпускать на ВП.



А как же мы просыпались? А очень просто, при посадке на платформу вертолёт почти всегда подходит на касание лагом (боком), ну и болтанка перед непосредственно самим касанием специфическая.





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments