Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

Categories:

Военные поселения в Российской Империи

Оригинал взят у master7009 в Военные поселения в Российской Империи
Оригинал взят у krest9nka в Военные поселения в Российской Империи

Степан Щукин. Портрет Александра I. Начало 1800-х.

Многие наверняка знают о том, что в начале XIX века в России внедрили систему военных поселений. Александр I, заинтересовавшись военной реформой Герхарда Шарнхорста в Пруссии, посчитал, что организация военных поселений в России поможет, в случае необходимости, увеличить численность наших войск в несколько раз. Создание поселений, сопровождалось множеством бунтов среди народа, жестко подавляемых военной силой.

Так, например, жители Чугуева не желая мириться с нововведениями, решили организованно сопротивляться им. В конце июня 1819 года в городе поднялся бунт. Поселяне отказались ехать на сенокос, для заготовки сена казенным лошадям. Для усмирения бунтовщиков были вызваны войска. 2 августа, в соседнем с Чугуевским округе Таганрогского полка были арестованы 500 человек, поддерживавших чугуевских поселян. К моменту приезда Аракчеева, который был направлен на место бунта Александром I, было арестовано уже 1 104 человека Чугуевского округа, из которых 313 были преданы суду, и 899 человек Таганрогского уланского полка. 273 человека были приговорены к смертной казни, однако Аракчеев заменил ее на наказание шпицрутенами. В первый день для устрашения остальных, было решено прогнать сквозь строй 40 человек, "каждого чрез тысячу человек по двенадцати раз". Трое из них просили помилования и были прощены. Из записей Аракчеева следует, что шпицрутенами было наказано всего 52 человека, каждый из которых прошел "сквозь строй" из 500 человек до 24 раз. Остальные арестанты, наблюдавшие за происходящим, пришли в повиновение и просили помилования. После наказания умерло 25 человек. Кроме избитых шпицрутенами, часть людей перевели в отдаленные места службы, из женщин-бунтовщиц 29 были наказаны розгами и сосланы в Оренбург.



Джордж Доу. Портрет Алексея Андреевича Аракчеева. 1823 год

После событий 1819 года, Пушкин написал эпиграмму на Аракчеева, назвав его "Нероном в Чугуеве":
"В столице он — капрал, в Чугуеве — Нерон:
Кинжала Зандова везде достоин он". (Про Карла Занда можно прочитать здесь.)

В Чугуеве родился и провел свое детство знаменитый художник Илья Ефимович Репин. В своей автобиографии он описывает интересные моменты из жизни военного поселения. Хочу поделиться некоторыми отрывками.



Илья Репин с матерью и братом в Чугуеве, 1867 г.

"Самая благотворная и полезная для человечества идея, если она вводится правительством в подвластной стране по принуждению, быстро делается божьим наказанием народу.
Так было и с военными поселениями у нас в России. Идеально настроенный Лагарпом, Александр I думал осчастливить свой народ, дав ему новые полезнейшие формы жизни. Он поручил устройство этих новых форм опытным инструкторам. Казалось, что осуществится если не рай на земле, то уж наверно - благоденствие края.
Разумеется, по манию царя все делается быстро, без прекословий. Нет ничего невозможного: ефрейторы - народ дрессированный, а средства есть верные - порка непокорных и непонятливых. И вот великие идеи гуманистов попадают с места в карьер на испытание в исполнительные руки Аракчеева.
Крутыми мерами стала осуществляться прививка новых начал - на казенный счет - "без лести преданным" Аракчеевым. Теория Овена - воспитание человеческого характера - быстро фиксировалась шпицрутенами. Потомки вольного казачества закрепощались в муштре. Из поселений вырастало по-писаному иго государственного крепостничества. Характер простоватого казака быстро перевоспитывался в будущего каторжанина, воспитывался образцово и множился быстро. Остроги и Сибирь заполнялись беглыми и штрафными солдатами".



Чугуевские уланы, 1824-1835 гг.


"Отец мой уже служил рядовым в Чугуевском уланском полку, а я родился военным поселянином и с 1848 по 1857 год был живым свидетелем этого казенного крепостничества. Началось с того, что вольных казаков организовали в рабочие команды и стали выгонять на работы. Прежде всего строили фахверковые казармы для солдат. Нашлось тут дело и бабам, и девкам, и подросткам. Из прежних вольных, случайных, кривых чугуевских переулков, утопавших во фруктовых садах, планировались правильные широкие улицы, вырубались фруктовые деревья и виноградники, замащивались булыжником мостовые циклопической кладки".


"Происходили беспрерывные экзекуции, и мальчишки весело бегали смотреть на них. Они прекрасно знали все термины и порядки производства наказаний: "Фуктелей! Шпицрутенов! Сквозь строй!"
Мальчишки пролезали поближе к строю солдат, чтобы рассмотреть, как человеческое мясо, отскакивая от шпицрутенов, падало на землю, как обнажались от мускулов светлые кости ребер и лопаток. Привязанную за руки к ружью жертву донашивали уже на руках до полного количества ударов, назначенных начальством. Но ужасно было потемневшее лицо - почти покойник! Глаза закрыты, и только слабые стоны чуть слышны..."



Наказание шпицрутенами, (пиковая аллея), 1525 год.


Поясню что такое фуктель, шпицрутен и "сквозь строй". Наказание фуктелями было заимствовано из Пруссии в XVIII веке и представляло собой удар по спине плашмя обнажённым клинком шпаги, сабли, тесака или палаша. Шпицрутен же - это длинный и толстый прут из лозняка для телесных наказаний, обычно его предварительно вымачивали в соленой воде. Осуждённого заставляли проходить сквозь строй из 100 - 800 солдат, которые били шпицрутенами его по спине. В начале XIX века число ударов доходило до 6 тысяч. В этом случае проход сквозь строй был равносилен смертной казни.

Вернемся к Репину. Далее он пишет:

"Площадная ругань не смолкала, - и не одни грубые ефрейторы и солдаты ругались, - с особой хлесткостью ругались также и представительные поселенные начальники красивым аристократическим тембром.
Начальники часто били подчиненных просто руками, "по мордам".
Только и видишь: вытянувшись в струнку, стоит провинившийся. Начальник его - раз, раз! - по скулам. Смотришь, кровь хлынула изо рта и разлилась по груди, окровянив изящную, чистую, с золотым кольцом руку начальства.
Скользит недовольство по прекрасному полному лицу, вынимается тонкий, белоснежный, душистый платок и вытирается черная кровь.

- Ракалья!.. Розог! - крикнет он вдруг, рассердившись. Быстро несут розги, расстегивают жертву, кладут, и начинается порка со свистом....
- Ваше благородие, помилуйте! Ваше благородие, помилуйте!"



Генералы 2-го Лейб-Драгунского Псковского и 11-го Чугуевского полков. 1869 год.
В автобиографии также, художник по памяти приводит интересную песню про военное поселение. Впоследствии в Петербурге Илья Ефимович услышал о том, что она будто бы написана Львом Толстым. Однако, при личном общении, граф так и не признался в авторстве.

Жизнь в военном поселенье —
Настоящее мученье,
Только не для всех.
Поселяне голодают,
Зато власти наживают
Очень хорошо.
Люди в поле работают,
А тут графа дожидают,
Площади метут.
Люди хлеб везут снопами,
Тут песок везут возами
Сыпать по песку.
Поселянские здесь хаты
Стоят рядом, как солдаты,
Все по чертежам.
Чисто прибрано снаружи,
В середине — как нет хуже:
Рванье, сметьё и дрянь
Там стоят баталионы,
В них особенны законы
И свои права.
В деловом дворе казенном,
По заказам заваленном
Всех затей господ —
Кресла, стулья и диваны,
Командирам у карманы
Денежки кладут.
Квартирмейстеры, авдиторы –
Все мошенники и воры,
Сукины сыны.
Писаря — капиталисты,
Мрут как мухи кантонисты,
Климат уж такой.
Офицер — в полку поганец,
Самый первый оборванец,
По уши в долгах.
Здесь побудет, обживется,
Всем на свете разживется,
Брюхо отрастит.
А спросите у любого
Состояния большого:
«Чем живете вы?» —
«Мы-де сами небогаты,
На богатых мы женаты.
Тем, вишь, и живем».


Военные поселения были упразднены в 1857 году. После вступления на престол императора Александра II, Д. А. Столыпиным были исследованы южные военные поселения. В результате, оказалось, что население округов сильно обеднело: у многих хозяев не было рабочего скота, садоводство, дававшее когда-то значительный доход, пришло в упадок; постройки в округах требовали постоянного ремонта и так далее. Как местное, так и главное начальство военных поселений пришло затем к убеждению, что военные поселения невыгодны в материальном отношении и не достигли поставленной им цели.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments