Jogan Hainkel (teo_tetra) wrote,
Jogan Hainkel
teo_tetra

Categories:

ЦЕРКОВHАЯ РЕФОРМА XVII ВЕКА: РУСОФОБСКАЯ АНТИХРИСТИАНСКАЯ ДИВЕРСИЯ. ЧАСТЬ II

Оригинал взят у teo_tetra в ЦЕРКОВHАЯ РЕФОРМА XVII ВЕКА: РУСОФОБСКАЯ АНТИХРИСТИАНСКАЯ ДИВЕРСИЯ. ЧАСТЬ II
ЧАСТЬ I I
http://teo_tetra.livejournal.com/ teo_tetra




Б.П Кутузов
ЦЕРКОВHАЯ РЕФОРМА XVII ВЕКА: ТРАГИЧЕСКАЯ ОШИБКА ИЛИ ДИВЕРСИЯ?


Продолжение: ЧАСТЬ II

Еще один пример тактической уловки творцов реформы Никона. Как уже говорилось, чтобы подвести общественное мнение к сознанию необходимости реформы они ратуют за срочное исправление якобы накопившихся в славянских переводах различных описок, ошибок и разных погрешностей, допущеных переводчиками и переписчиками. Против таких исправлений никто и не возражал. Однако, когда дошло до дела, Никон на соборе 1654 г. вдруг выступает со сногсшибательным заявлением, что само руское благочестие "сомнительно" так как руские содержат у себя "неправые нововведения". Он требует,  таким образом исправление уже не просто книг, но самой Церкви. "Никон, - пишет Каптерев,- говорит на соборе не о таких книжных исправлениях, под которыми бы разумелись внесенные в них невежеством ошибки, описки и подобные неважные и легко исправимые погрешности, но требует исправления книг, поскольку они содержат, по его мнению, нововводные чины и обряды, требует, так сказать, исправления самой Церкви, а не книг только" 47. Эта тактика тоже понятна - любыми средствами получить согласие на реформу, а затем делать свое дело, копируя греческий образец.
   Н.Д. Успенский в упомянутой статье описывает трагикомичную историю "правки" Никоном Служебника. За 6 лет
Никонова патриаршества вышло 6 изданий Служебника, разнящихся между собой. В качестве образцов, как установил Успенский, использовались Киевские служебники, которые незадолго до этого былм в свою очередь исправлены по веницианским и парижским изданием греческих служебников 48.
 
О шести разнящихся изданиях писали уже первые противники книжного исправления. Так, в челобитной Алексею Михайловичу о. Никиты Добрынина говорится : "Шесть бо выходов его никоновых служебников в русийское государство насилством разослано: а все те служебники меж собою разгласуются и не един с другим не согласуются" 49.
Спустя столетия то же констатирует Каптерев: "Чем больше проходило времени, тем большее количество появлялось изданий одной и той же книги, не согласных между собой, и самое количество этих несогласий с течением времени все более увеличивалось. Это замечали все, все этим обстоятельством очень смущались и соблазнялись, тем более, что на него постоянно и неустанно указывали противники книжных никоновских исправлений, как на очевидное для всех доказательство, что руские церковные книги в действительности не исправляются, а только портятся" 50. Н.Д Успенский резюмирует по этому поводу: "Когда какое-либо грандиозное по замыслу мероприятие приводит к результатам противоположным намеченным целям, такое положение можно назвать трагическим" 51.
Каково же положение сегодня? Как уже говорилось, сравнение современных богослужебных текствов с дореформенными позволяет сделать вывод, что новые тексты значительно уступают по доброкачеству старым. И это вывод не только автора настоящей статьи, проведшего самостоятельную работу по сравнению текстов, но и  многих других исследователей. Еще в прошлом веке А.И. Невоструев дал подробную классификацию ошибок и неточностей реформированного текста: "Странные выражения, грецизмы, например, "сияние шума", "уразуметь очесы", "видеть перстом" и т.п., сбивчивое употребление грамматических форм, смешение падежей, превращение сказуемого в подлежащее и т.п. Ученый приводит примеры тропарей, канонов с весьма неясным смыслом, перечисляет "грехи не только против грамматики, филологии, логики, но и против истории, экзететики, догматики", указывая на массу ошибок в текстах, в том числе смешение имен собственных и нарицательных  и наоборот, несоответствия библейским текстам и т.п. 52.  Приводит также многочисленные примеры неправильного перевода и неисправностей послереформенного текста проф. М.Д. Муретов. А известный филолог Н.И. Ильминский "на целом ряде примеров показывает превосходство в смысле точности во многих случаях старого перевода перед поновленным в XVII веке" 53.
   Причина такого явного ухудшения нового перевода проста. "Арсений Грек, как иностранец, не мог постичь все тонкости перевода на руский язык, Поэтому его переводы нередко уступали старым переводам в ясности, в точности, в уместности того или иного выражения, казались иногда двусмысленными и соблазнительными. Епифаний Славинецкий - крайний приверженец буквализма в переводе, он в жертву букволизму приносил ясность и понятность самой речи, сочинял собственные слова и их сочетания, очень искусственные и маловыразительные, отчего его переводы всегда неуклюжи, нередко темны и малопонятны, так что смысл некоторых наших церковных песней и сейчас усвояется с трудом" 54.
Порча руского языка началась именно в XVII веке в процессе "правки" книг. Приведем лишь некоторые примеры из Псалтыри, обозначая старый текст буквой С, а новый буквой Н.
   С: "закон положит ему на пути"; Н: "законоположит ему на пути";
  С: "обновится яко орлу юность твоя" (102, 5); Н: "обновится яко орля юность твоя";
   С: "помощник во благо время в печалях" (9, 10);  Н: "помощник воблаговремениих в скорбех";
   С: "неправду возненавидех и омерзе ми" (118, 163); Н: "неправду возненавидех и омерзих".
  С: "ибо благословение даст закон даяй"  (83, 6);       Н: "законополагаяй".
С: "избави мя от рук сынов чужих" (143, 7);            Н: "из руки сынов чуждих".
  С: "се пядию измерены положил еси дни моя" (38, 6); Н: "се пяди положил еси дни моя", - смысл старого перевода вполне ясен (пядь - расстояние от конца большого пальца до конца мизинца), а нового - нет.
   С: "повелением им же заповеда" (7, 7);      Н: "заповедал еси" - фонетическое ухудшение.
   С: "яко услыша мя Боже" (16, 7);            Н: "Яко услышал мя еси" - фонетический взрыв.
С: "вскую остави мя"  ( 21, 1);         Н: "Вскую оставил мя еси" - утяжеление конструкции фразы, противоестественное для славянского языка.
С: "И исцели мя"  (29, 2);         Н: "и исцелил мя еси" - то же самое.
Конечно, можно много разсуждать о глагольных формах - "аористе", "плюсквамперфекте" и т.п., однако, как известно, теория суха, но зеленеет жизни древо.
      Были допущены ошибки и посерьезнее. Старый текст молитвы из чина Крещения: "Запрещает ти диаволе, Господь наш Исус Христос, пришедый в мир и вселивыйся в человецех".
     Новый текст: "Запрещает тебе Господь, диаволе, пришедый в мир и вселивыйся в человецах".
На кошунственную порчу текста неоднократно указывали старообрядцы, вопрос обсуждался более двух веков, и лишь в требнике, изданном Московской Патриархией в 1979 г. окончательно вернулись к дониконовскому варианту.

Старый текст из чина Крещения: "Молимся тебе Господи, ниже да снидет со крещающимся дух лукав".
Новый текст: "ниже да снидет с крещающимся, молимся тебе, дух лукавый". И в этой кощунственной порче сторонники старого обряда постоянно обличали новообрядцев, но последние вернулись к дониконовскому варианту также спустя столетия. Таким образом, эта ошибка работала на раскол: "духу лукавому молятся", - говорили старообрядцы.
Из ектинии на освящение воды в Богоявление:
  С: "о еже быти воде сей приводящей в жизнь вечную".
Н: "о еже быти воде сей скачущей в жизнь весную". Вернулись к старому варианту лишь в "Праздничной Минее" изданной в 1970 г. Следует заметить, что тиражи церковных книг, изданных в советское время, весьма ограничены, поэтому во многих храмах, особенно в сельских, служба отправляется по дореволюционным требникам, т.е. со всеми указанными ошибками.
 Вряд ли столь серьезные ошибки в тексте основополагающего таинства были сделаны по причине недостаточного профессионализма правщиков. Сравнение старых и новых текстов приводит к мысли, что зачастую производилось тщательно замаскированная сознательная порча текстов по принципу " чем хуже, тем лучше". Добровольными сторонниками никоновой реформы в то время стали на Руси все тайные враги православия, поскольку реформа давала возможность безнаказано глумиться над Церковью. И глумились... Суриков хорошо это показал в своей картине "Боярыня Морозова"

   Несомненно, были враги православия и среди правщиков, и не даром Арсений Грек, возглавлявший правку, после ухода со сцены своего покровителя никона, снова был сослан на Соловки. Да и что можно было ожидать от правки, если ее возглавляли люди, подобные Арсению Греку? Удивительно близки к истинному положению дел слова Протопопа Аввакума: "Как говорил никон, так и сделал: "Печатай, Арсен, книги как-нибудь, лишь бы не по старому", - так су... и сделал" 55.


    Если, например, в одних случаях правщики заменяли  "порази" на "поразил еси", "заповеда" на "заповедал еси", то в других - поступали наоборот:
С: "яко спасл есть Господь" (19, 6); Н: "яко спасе Господь". Если в одном месте заменяют старинную речевую форму на более современную, то в другом - наоборот.
С: "яко един от князь падаете" (81, 7); Н: "яко один от князей падаете" - повидимому, посовременили. Но в этом же псалме:
С: "посреде же богов разсудит" (81, 1); Н: "посреде же боги разсудит" - вернулись к более старинной форме.
И таких примеров "правки" по принципу "лишь бы не по-старому", можно привести множество.
Особенно много ошибок и неточносте в новоисправленных текстах Ирмосов. Ставним тексты воскресного Ирмоса 4-го гласа, песнь 1:
  С: "Моря Чермнаго пучину, немокрыми стопами, древле шествовав Израиль, крестообразно Моисеовыма руками, амаликову силу победил есть".
  Н: "Моря чермную пучину не влажными стопами древний пешешествовав Израиль, крестообразныма моисеовыма рукама амаликову силу в пустыни победил есть".
Сразу заметна ошибка, если сказать, к примеру, "моря Каспийскую пучину". Поэтому явная ошибка и в выражении "моря чермную пучину", поскольку "Чермная (Красное) - собственное имя. В изобретенном правщиками слове "пешешествовать" допущена тафтология - шествуют всегда пешими.
"Крестообразныма моисеовыма руками" - грубая ошибка. Известно, что Моисей руками прообразовательно изобразил Крест, но руки у него были нормальные, а не крестообразные, как уверяют правщики.
По вине правщиков ушло из церковно-славянского языка колоритное слово "омразишася" (от корня "мерзость", "мразь"):

С: "растлеша и омразишася в беззакониях" (52, 2); Н: "омрачишася".
Проведенное сравнение дореформенной и послереформенной Псалтыри с привлечением греческого текста X в. также говорит не в пользу новоисправленного текста 56. К примеру, греческий эквивалент слову "омразишася" имеет корень именно "мерзость", а не "мрак".
          Итак, далеко не за один "Аз" восстали против реформы ревнители традиционного православия. В то время люди посещали церковь часто и многие тексты знали наизусть, можно представить их возмущение "исправлением" текстов: не удивительно, что возник раскол.

   В период, последовавший после оставления никоном Патриаршего престола руская церковь находилась в тяжелейшем состоянии. Как пишет Каптерев, "Все в тогдашней нашей церковной жизни сверху донизу находилось в полном смятении и как бы разложении, ни в чем не было устойчивости, определенного порядка и прочности, все как бы шаталось, всюду рознь, раздоры, борьба... Казалось, что возвращение к дониконовским церковным порядкам было бы тогда самым подходящим выходом из запутанного положения церковных дел... Дело с реформою никона, казалось, висело на волоске" 57.
Но после ухода никона фактическим правителем руской Церкви становится царь Алексей Михайлович, который всю свою энергию обращает на утверждение реформы, подчинив этому свою деятельность, служа реформе часто наперекор простому здравому с мыслу, принося ей в жертву и Истину, и честь, и буквально все, когда реформа становится  вседавлеющим культом его жизни, навязчивой идеи. И вполне обосновано тот же Каптерев заключает, что "царю Алексею Михайловичу главным образом реформа обязана своим началом, своим проведением при никоне и своим завершением после удаления никона" 58.
  Призрак Византийского престола витал над Россией и после смерти царя Алексея Михайловича вплоть до 1917 г.
Наследники царя Алексея Михайловича уже прочно "зациклены" кругом вопросов "греческого проекта", передавая эту эстафету по наследству. Сама идея Византийского престолонаследия постепенно получила весьма широкое распространение в руском обществе, и если раньше она инспирировалась извне, то в XIX в. уже многие руские мыслители отдают дань утопическому проекту создания "Великой Греко-Российской Восточной империи" с Константинополем в качестве главной столицы. Об этом пишут и Тютчев, и Достоевский, и И.Аксаков, и др. руские общественные деятели.
Достоевский видит в этом "единственный выход наш в полноту истории", "рано ли, поздно ли, а Константинополь должен быть наш", - восклицает он 59.
   Еще раньше Тютчев написал: "То, что обещано судьбами уж в колыбели было ей, что ей завещено веками и верой всех ее царей...венца и скиптра Византии вам не удастся нас лишить..." 60.
Понятно, что в этой ситуации никонова реформа по унификации руской и греческой церковной практики приобретало особое политическое значение; церковное единобразие с греками представлялось единым идеологическим фундаментом будущей великой империи. Следствием этого было дальнейшее укрепление реформы и ужесточение борьбы со старообрядчеством.
Понятно теперь, почему никонова реформа прииде к очевидной богословской несостоятельности была вне критики - это было политическое табу.
Жизнь развеяла ложные пророчества как дым. Всем теперь ясно, что идея занятия Константинопольского престола была наваждением, призраком. Исчезло и политическое табу на критику никоно-алексеевской реформы.
  Собор 1971 г. отменил клятвы на старые обряды, но это не широкий жест или акт доброй воли по отношению к старообрядцам, это то, что по справедливости следовало сделать давно.
В соборном определении сказано: "Да приведет Господь расстоящаяся паки воедино..." В подтверждение этого призыва естественно ожидать будущих соборных постановлений, направленных на ликвидацию раскола, в чем первым шагом мог бы быть возврат к дореформенным текстам, как к более доброкачественным. Кроме того, духовное возрождение немыслимо без осознания прошлых ошибок и покаяния в содеянных неправдах.
  Много руских православных людей было погублено за верность традиционному православию. Протопоп Аввакум, возглавивший сопротивление преступной реформе ныне предстал перед нами великим руским человеком, национальным героем, мучеником.




Данный материал взят в Митрополии Московской и всея Руси Руской Православной Старообрядческой Церкви в январе 1992 года.
( Библиографическая справка автора  будет добавлена к этой части поста через непродолжительное время).





Библиографическая справка к данной работе Бориса Павловича Кутузова: см. ЧАСТЬ I I I.
Tags: Руская мысль, Руский помоги рускому., дорога к Храму., ересь жидовствующих
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments