April 2nd, 2020

РИМ

Книга Сергея Яшина "ВОССТАНИЕ" опубликована к годовщине смерти русского поэта II (Взято из сети)

"GL ORIA ПО РУССКИ ЗНАЧИТ СЛАВА.....ЭТО ВЫ ЗАПОМНИТЕ ЛЕГКО..."
ПРАВО НА ОРУЖИЕ  СЕРГЕЙ ЯШИН. ФОТО В ВК.jpg
DIMITRIJE-DONSKI.jpg
ПРАВО НА ОРУЖИЕ  3.png

ЕВРОПА

Ритуальных костров нам знаком аромат,
И в священных лесах партизанские тропы.
Мы воздвигнем форпосты гигантских засад
На врагов, попирающих роскошь Европы.

Мы целуем мечи. Мы клянемся опять
Алтарями богов и преемством традиций.
Мы вступили в войну и не нам отступать
Повернувши назад мощь стальной колесницы.

Наша честь это верность арийской судьбе.
Наш закон - умереть, но не быть побежденным.
Режим руны побед на живой бересте,
Возвращая угодья потомкам законным.

Сколько пало героев у вражеских стен,
Но мы в бой поднялись из урочищ окопа!
Ты свободна теперь. Твой закончился плен.
Выходи нас встречать, Королева-Европа!

ПОХОД НА ТРЕТИЙ РИМ

Гряди поход на Третий Рим
Ступай пятою нашей власти.
Расправил крылья херувим
Огнем вращающихся свастик.

Ни коммунистов, ни жидов,
Ни блуда жалких либералов.
Гряди, гряди как сталь суров
Грозою наших трибуналов.

Гряди поход на Третий Рим
Под колокольный звон и марши.
Все, что мечами освятим,
Отныне снова будет нашим.

Гряди восстанием святым,
Гряди триумфом нашей воли.
Мы нашей Почве возвратим
Живое биенье нашей Крови.

ОРДЕН

Мистический орден,
Опричное братство.
Кто чистопороден,
Тот наше богатство.

Мы власть трибунала,
Мы в святости люты.
Собачьим оскалом
Встречаем мы смуты.

Пусть ночи как угли,
Пусть зори кровавы.
Поднимем хоругви
Грядущей расправы.

Мы псы Государя,
Железные метла.
Нагрянем карая,
Бесповоротно.

Прорваться отрадно
Сквозь плотские путы.
Мы зондеркоманды
Святого Малюты. 

СТЯГИ

Небо кроваво,
В небе стяг.

Чует расправу
Ноздрями враг.

Датчики раций
Ловят приказ:

«Русской нации»
Пробил час.

Не забывайте
Смевшего речь:

«Одежду продайте,
Купите Меч».

Грозно затишие
Наших мест.

«Сим победиши!»
На небе Крест.

Русской нации
Пробил час.

Стяги реакции -
Яростный Спас.

ЖИВЫЕ

Кто умер рабом, тот не жил никогда.
Кто истинно жив, никогда не умрёт.
Мы верим: Великих традиций Звезда
На небе полуночи скоро взойдёт.

Умершим в удел достаются гробы,
Живые наследуют солнечный трон.
И только живых собирает в ряды
Полярной звезды штурмовой легион.

Умершие станут добычей червей,
Теням не нарушить магический круг.
Пусть будут бездомные сонмы теней
Тянуться в тоске на болотистый Юг.

И только живой никогда не умрёт,
Он славит богов в изреченьях простых.
Туда он уходит, где вьюга и лёд,
И там, где Звезда, там, где Солнце живых. 

ДЕТИ ТИШИНЫ

Мы ничего вам не должны,
Мы можем дать вам только яда.
Мы ждём, и в дебрях тишины
Вас дожидается засада:

Вы спите. Сон вас одолел,
Мы вам приснились этой ночью.
Чтобы в оптический прицел
Вас разглядеть теперь воочью.

Мы только тени, только сны,
И мы невиннее, чем дети.
Но в час полночной тишины,
Мы принесём вам благо Смерти.

Нам пощадить вас не дано,
И нам от вас пощад не надо.
Из перстня Борджия в вино
Роняем вновь кристаллы яда. 

ВРЕМЯ НАЦИИ

С неба глухие звоны
Грозно роняет набат.
Каждый мобилизован,
Каждый солдат.

Наша грядет награда,
Новый грядет строй.
Гулко грохочут отряды
По мостовой.

Царство промозглой скуки
Факелы снова жгут.
Снова простерты руки
В древний салют.

Огненны наши души,
Наши тела - лёд.
Слушай, соратник, слушай:
Время нации бьёт! 

ЖАТВА

Время героев - наше время,
Крылья почуем за мощью спин.
В русскую землю - новое семя,
Будут колосья наших доктрин.

Золото жатвы - наше счастье,
Факелом Осени жгите Смерть!
Пусть украшают связками фасций
Наши колосья стылую твердь.

Примем железное бремя власти,
Примем жнеца беспощадный серп.
Снова в печах готов для причастий
Веры грядущей ангельский хлеб.

В русскую землю - новое семя,
В братские чаши - роскошь вин.
Сеется ныне гордое племя,
Будет жатва наших былин. 

КОРОНОВАННЫЙ ЛЕВ

Я люблю тебя, Пламя!
Я люблю тебя, Лёд!
Злато-чёрное знамя
Лев крылатый несёт.

Будит эхо мистерий
Благородную Кровь.
Биться воинам Империи
За Империю вновь.

В эту мёрзлую землю, -
Этот огненный сев.
Твою волю приемлю,
Коронованный Лев!

Пусть погибну, прославя
Превосходства оплот.
Я люблю тебя, Пламя!
Я люблю тебя, Лёд!  

+ + +

Факелы дразнят промозглый мрак,
Крутые, Мы стали круче.
Будут мистерии уличных драк,
Будут ещё путчи.

Разбейте глаза ночных фонарей,
Сыщиков жёлтые очи.
Будут Ночи Длинных Ножей,
Будут Хрустальные Ночи.

Мы собираем великую рать,
В сердце арийском - Эдда,
Будем с богами пиво хлестать
Кружкой синего неба.

Мы возвратились, числа нам несть.
Нас не возьмешь на понте.
Чьи-то пальцы ласкают шерсть
Красивой овчарки, Блонди. 

ЖЕЛЕЗНЫЙ СТАН

Приказы короче,
Печать на устах.
Мы стражники ночи
Стоим на часах.

Мы бросили стены
Родных катакомб.
Пульсируют вены
Разрывами бомб.

Мы стан лебединый
С когтями орлов.
Над нами раскинут
Небесный покров.

Железному стану
Вожатый - герой.
Нас новый Кодряну
Скликает на бой.

Пусть круче уступы
Знакомой скалы.
Мы знаем, где трупы,
Там будут орлы. 

ЛЕГИОН
Посвящается героям "Железной Гвардии"

Дремлят в ночи Карпаты,
Волны несёт Дунай.
Время пришло расплаты;
Это, соратник, знай!

Наши герои восстали,
Лжи сокрушив редут.
Плоти святой скрижали
Знаки победы жгут.

Ангелы лечат раны,
Павших с собой берут.
Легионеры Кодряну
На шеях удавки рвут.

Истина только сила,
Сильным, соратник, стань!
Архангела Михаила
Копьё поднимает длань.

Наша родная Вера
Медью звучит труб.
«Молодость легионера»
Снова слетает с губ. 

GAMMADION

Нас не удержит саркофаг,
Мы возвращаем роскошь трона.
Наш чёрно-бело-алый стяг
Украсил знак Гаммадиона.

Мы воскресаем, чтобы вновь
Провозгласить законы Крови.
Нас выкликает снова Кровь,
Мы знаем: почве тлеть в неволе.

Тебе клянёмся мы, Грааль,
Словами страшной этой клятвы.
И что нам Mip! Его не жаль
Огню Гиперборейской Жатвы.

Мы знаем: верность - наша Честь,
Руке - клинок, челу - корона.
Мы возвратились. Нас не счесть.
Мы - легион Гаммадиона. 

ЦАРСТВО

Как ослепительна грядущая Россия,
При свете факелов, дразнящих этот мрак
Опять разбужена вселенская стихия,
Опять нам подан сокровенный знак

Терять нам нечего. Мы обретаем снова
Моря и сушу - векторы пространств.
Пылает жертвенник в стенах родного крова,
Красивы волны царственных убранств.

По милосердию мы отнимаем жизни,
Не милосердствуя, мы не приносим смерть.
Чутьём звериным на вселенской тризне
Отчизны чуем северную твердь.

Мы роскошь вечная сожжённых поколений,
Печатью ужаса нас отмечает век
Мы лишь намёк.. Мы гулкие ступени...
Взойди и царствуй, русский человек! 

ПОСЛЕДНЯЯ КАЗНЬ 

Сегодня расстреляно время согласно решенью Суда.
Лежат в окровавленной пене: Отныне, Навек, Никогда.

Смеются веселые судьи и пьют после казни коньяк,
Зияет разбитым затылком добитый из жалости враг.

Часы остановлены пулей, им больше не свойственен бег;
Лежит неподвижною тушей двадцатый расстрелянный век.

Мы скажем: Ему по заслугам досталось пять граммов свинца,
Двадцатому веку желали давно мы такого конца.

Мы скажем: Вполне справедлива последняя смертная казнь,
Пред трупом казнённого века давно потерявши боязнь.

Иссякло проклятое время, приблизился времени срок,
Под дулом пульсирует славно слегка поседевший висок.

В пространстве отныне свободно стихает тревожный набат,
Застыл неподвижной гримасой расстрелянный мной циферблат. 

МУТАНТ

Сбылись пророчества, настал железный век.
Забыты письмена и опустели храмы.
Вот явлен миру недочеловек,
Мутант из роликов навязчивой рекламы.

Его взрастил какой-то комиссар,
И перестроил либеральный плакса.
Он мелкий бес, его бросает в жар,
Как только хрустнет под рукою бакса.

Кривит он в похоти слюноточивый рот;
Не только он, с ним многие уроды.
Их родина - в урочищах реторт,
Они всего лишь выродки природы.

Сбылись пророчества, настал железный век.
Затих весь мир, как будто пред битвой.
Ты слышишь вой? То недочеловек
Нечеловечьей молится молитвой. 

РОК

Мы устали от скучных речей,
Вашей дани нам, видимо, мало.
Нам бы в сталь беспощадных мечей
Переплавить ваши орала.

Не для нас человеческий кров,
Не для нас обещания рая.
Вы - мычащее стадо коров,
Мы - волков беспощадная стая.

Ведь недаром своим молоком
Откормила нас Матерь-Волчица.
То, что вы окрестили Добром,
Нам положено лишь сторониться.

Вы всего лишь ненужный упрек,
Осужденным опять на Победу.
Мы чисты перед вами. Нас рок
Снова гонит по вашему следу. 

САД

Храни наш сад, имперская ограда.
Железо фасций, сотвори покров.
Чтоб роскошь Александровского сада
Осталась роскошью героев и богов.

Храни наш сад. Я ведаю, так надо.
От варварства взбесившихся рабов
Храни его. Чтоб гул чужих шагов
Не нарушал покой заснеженного Града.

Чернь восстает. Ей хочется услад,
Попрать закон и осквернить гробницы,
Бросать в источники своих восторгов яд.

Но слышен гул военной колесницы.
Мы приближаемся - спасти последний сад
И огненный алтарь, где молятся арийцы. 

ВРЕМЯ ГЕРОЕВ

Мы пробуждаемся. Приходит наше время.
Земля и Солнце вновь вступают в брак.
Герой разрушил мрачный саркофаг
И сбросил с плеч томительное бремя.

Мы пробуждаемся - богоподобных племя.
Нам брошен клич и подан тайный знак.
Пусть сеется в ночи неведомое семя,
И крепости сдает отчаявшийся враг.

Мы дар несем. Примите благо дара,
Блаженство высшее примите от щедрот.
Отведайте наш хлеб и оцените мед.

Мы так добры, но отблески пожара
Видны в глазах. Мы - озорной народ.
Мы - дети Солнц и каждый - аватара. 

ОСЕДЛАТЬ ТИГРА

Только герой оседлает тигра,
Только герой устоит на ногах.
Боги играют в азартные игры,
Боги танцуют на небесах.

Миру завещан божественный танец,
В дар вручена огнезарная страсть.
Солнца полуденный протуберанец
Силам луны не удастся украсть.

Свастика - символ арийского счастья,
Свастика - символ грядущих побед.
Знают герои восторг соучастья,
Ведают мудрые - близок Рассвет.

Боги играют в азартные игры,
Игр божественных ясен исход.
Только герой оседлает тигра,
Только герой никогда не умрет.

https://teo_tetra.livejournal.com
9 vrata

Фрески работы Мануила Панселина в соборе Протата в Карее, Афон, XIV в. Часть 1

Успенский собор Протата является самым ранним из всех сохранившихся на Святой горе Афон храмов и расположен в центре Кареи — столицы этого единственного в своем роде монашеского государства.

0

Collapse )

РИМ

Мария Луиза Вайсман (продолжение) без начала, (продолженье без конца)......


Für Wenige

Мария Луиза Вайсман (продолжение)

https://fur-wenige.livejournal.com/

Мария Луиза Вайсман (продолжение)

18/5/2015

Поскольку автор это на русском совсем не известный, я решил немного собрать материалы о ней в одну кучу. Сделал
статью в Википедии
и собрал кое-какой фотоматериал. На немецком информация о ней очень хорошо собрана и обобщена на сайте hor.de. Начало здесь:
http://antonus.livejournal.com/158389.html

Мария Луиза Вайсман | Maria Luise Weissmann
(1899-1929)



Ну и новые переводы, конечно, на сей раз отчётливо траклевская интонация,
но с каким-то налётом детской сентиментальности, я бы сказал. Это именно
что почти экспрессионизм, т.к. до настоящего штурм-унд-дранга тут
страстей не хватает. Но таинственно, этого не отнимешь.

Девочка говорит

I

Порою я чувствую, Некто коснулся
Меня в этом розовом дыме. Он ищет
В сиреневой куще меня, в голубом перезвоне,
Но я и сама себя потеряла.

Я с радостью руки ему протяну,
Но стали члены мои невесомы,
И ветром уносит меня от меня.
Я думаю, я ещё не рождена.


II

Но всё же однажды я буду быть.
Внезапно. Как будто с небес
Сияющий камень на землю пал,
Так моё имя в него падёт.

В того, кто садами меня искал
Мечтал обо мне, мой облик искал,
И тело, и смех мой к себе призывал:
И вдруг – я дышу.
Потрясённо дышу.


III

Но у входа ко всякой весне –
Плавный полог осенний.
Или это седеют мои глаза?
Поблекли краски дня.

Стоит ли голой земле доверять?
О горькая близость нашей любви!
Однажды во мраке глубоком я окажусь,
Ею поражена.


Das Mädchen spricht

I

Es spürt mich Einer in allem Rosenduft,
Ahne ich manchmal. Und er sucht mich auch
In Fliederblüten und den blauen Glocken.
Aber ich weiß mich selber nicht.

Ich will ihm gerne beide Hände reichen;
Nur meine Glieder sind so unbeschwert,
Daß ich mir immer wie ein Wind entgleite.
Ich glaube, daß ich noch nicht geboren bin.


II

Einmal aber werde ich sein.
Ganz plötzlich. Wie von einem Stern
Der helle Stein zur Erde fällt,
Wird tief mein Name in ihn fallen.

Der vordem ging durch alle Gärten schwer
Und träumte mich, gab mir Gesicht
Und Leib und Lächeln, als er gläubig rief:
Ich fand mich atmen.
Und erstaunte tief.


III

Aber es hängt vor allem Frühling
Ein sanfter Schleier wie Herbst.
Oder wurden meine Augen grau?
Nie blendet mich der Tag.

Ward ich der blassen Erde zart vertraut,
Oh unsrer Liebe nahe Bitternis!
Einmal werd ich der tiefste Schatten sein,
Der sie befiel.












https://teo_tetra.livejournal.com